III.2. Новые явления в первом мировом экономическом кризисе нового тысячелетия

20.03.2012 08:45 Администратор
Печать

III.2. Новые явления в первом мировом экономическом кризисе нового тысячелетия

В конце 2000 г., начавшись в крупнейшей империалистической стране, США, вспыхнул новый мировой экономический кризис, распространившийся в 2001 г. на два других империалистических центра — ЕС и Японию. Вилли Диккут писал о закономерном возникновении экономических кризисов в книге «Der staatsmonopolistische Kapitalismus in der BRD» («Государственно-монополистический капитализм в ФРГ»):

«Периодические вспышки экономических кризисов — закономерное явление капитализма, основанное на противоречии между общественным производством и капиталистическим присвоением. В кризисе это противоречие приходит к насильственному разрешению. «Экономическая коллизия достигает своей высшей точки: способ производства восстаёт против способа обмена»[1] (Энгельс).

Кризис временно разрешает противоречия капиталистического воспроизводства, устраняя перепроизводство капитала, чтобы освободить путь для формирования нового капитала» (Bd. I, с. 224).

Об экономическом кризисе следует говорить, когда абсолютный объём производства снижается до уровня прошлых лет. С третьего квартала 2001 г. 20 из 30-ти государств ОЭСР, включая все главные империалистические страны, испытывали резкий спад производства.

Международные монополии стояли в фокусе мирового экономического кризиса

Скачкообразный рост оборота 500 крупнейших монополий — на 10.8% в 1999-2000 гг. — резко остановился и в кризисный 2001 г. уступил место снижению на 0.4%. Но эти совокупные данные маскируют чрезвычайно разнящуюся динамику отдельных монополий, которая, в этой форме, несомненно была новой. Размах изменений оборота варьировался в 2001 г. от -56.6% до +347.3%. В кризисном 2001 г. 239 монополий (47.8% из 500 крупнейших) испытали спад на 1% и больше; для 112-ти из них спад даже превысил 10%. С другой стороны, только 216 монополий (43.2%) имели рост на 1% и больше. 113 добились значительного роста — на 10% и больше. Остальные переживали застой между -0.9% и +0.9% (для семи монополий нет данных). В 2000 г. рост оборота (358 монополий, т.е. 71.6%) ещё преобладал над спадом (101 монополия, т.е. 20.2%).

Во всех странах и регионах, представленных в мировом списке 500 крупнейших монополий, были и монополии, сообщающие о резком спаде оборота, и монополии, сообщающие о значительном росте.

С 2001 г. ведущие монополии всех главных отраслей сообщали о снижении оборота. Но особенно тяжело были поражены отрасли производства основных материалов и инвестиционных товаров: металлы, компьютеры и офисное оборудование, электроприборы и электроника, сетевое и коммуникационное оборудование, химия, нефть. В автомобильной промышленности 2001 г. и 1-я половина 2002 г. характеризовались ожесточённой конкурентной борьбой и падением оборота монополий более чем на 50%. В октябре 2002 г. особенно углубился спад на автомобильном рынке США. В других отраслях монополии, сообщавшие в 2001 г. ещё о росте оборота, в 2002 г. также были затронуты кризисом. Например, сектор компьютерных услуг и программного обеспечения в 2001 г. ещё рос. В 1-й половине 2002 г. темпы роста в 50% предприятий снизились; Oracle даже сообщил о падении оборота на 15.3%.

Неравномерность развития сверхмонополий, а также отдельных отраслей, усилила неравномерность развития в различных странах и регионах. В частности, японские монополии были оттеснены на мировом рынке монополиями США. В 2001 г. число японских монополий среди 500 крупнейших уменьшилось на 16, в то время как число сверхмонополий США увеличилось на 12. Доля японских сверхмонополий в обороте упала до 17.5%, в то время как сверхмонополии США сумели поднять свою долю до 42.1%. Доля ЕС переживала застой. Азиатские страны смогли подтянуться после тяжёлого кризиса 1998 г.

Основные формы разрушения капитала в мировом экономическом кризисе проявились в гигантских крахах фирм и огромных амортизационных списаниях. Банкротство Enron (крупнейшей в мире энергетической монополии) 2 декабря 2001 г. подействовало как разрыв бомбы.

Enron начал в 1985 г. с покупки четырёх газовых фирм и расширялся бешеными темпами, пока не присоединился, наконец, к высшему эшелону мировых корпораций. В 2000 г. Enron имел 2500 предприятий по всему миру: компании по эксплуатации электростанций, трубопроводы и добывающие мощности, поставщики энергии, а также коммуникационные фирмы и компании финансирования риска. До краха концерн обслуживал около четверти рынка газа и электроэнергии в США.

В 1999 г. Enron распродал все нефтяные и газовые запасы, а также производство электроэнергии, чтобы перевести свою деятельность в новые деловые секторы, обещавшие ещё более высокую прибыль. До банкротства Enron был крупнейшим в мире онлайновым дилером на самых различных рынках электронной коммерции, занимался оптовой энерготорговлей, отходами и бумагой, лицензиями на загрязнение окружающей среды, переработкой сырой нефти, энергетическими и погодными производными ценными бумагами (род страхования от влияния погоды на оборот). Enron предлагал все виды фьючерсных контрактов и рискового консалтинга на мировом рынке, а также создал собственную кабельную сеть и торговал мощностями передачи по стекловолоконным сетям.

Однако вследствие мирового экономического кризиса новые деловые секторы не дали ожидаемого бурного роста. В декабре 2001 г. долги корпорации официально составили $13.1 млрд., а ещё $18 млрд. долгов было у филиалов, и по меньшей мере $20 млрд. внебалансовых долгов было скрыто во множестве товариществ. Когда эта бухгалтерская манипуляция была разоблачена, вся структура рухнула. Enron был вынужден объявить о неплатёжеспособности. Цена акции, составлявшая на пике $91, упала до небывалого уровня в 6 центов. Это обесценивание акций Enron менее чем до тысячной части их рекордной цены затронуло также массы работников корпорации, чьи пенсии были основаны на пакетах акций Enron.

Worldcom начал в 1983 г. под названием «Long Distance Discount Services». Через приобретение более 70-ти компаний и слияние с MFS Communications, Compuserve и в пять раз более крупным гигантом телесвязи MCI концерн Worldcom с 494-мя филиалами по всему миру стал телекоммуникационным предприятием номер 2 после AT&T. Как глобальная монополия со своими стекловолоконными сетями, Worldcom впервые объединил речь, данные и Интернет в интегрированное предложение и надеялся, что эти широкие новые услуги резко повысят его оборот и прибыли. Но эти амбициозные планы в отношении «новой экономики» также были разбиты мировым экономическим кризисом. Worldcom не мог больше выплачивать проценты и погашать свои $41 млрд. долгов. 1 июля 2002 г. акция Worldcom упала до 6 центов (её пиковая цена составляла $64). По совокупному капиталу, это было крупнейшее до настоящего времени банкротство в истории США.

Holzmann. В ходе воссоединения страны в немецком строительстве создались высокие избыточные мощности. Это привело к продолжающемуся с 1996 г. кризису в строительном бизнесе, которому пришлось принести в жертву Holzmann. Интересы конкурирующих крупных банков и строительных групп играли в этом важную роль. В 2002 г. газета «Frankfurter Rundschau» писала:

«Всё же на сей раз речь шла о заметно меньшей сумме, чем в 1999 г. — тогда это было 4.3 млрд. марок. Теперь следовало покрыть разрыв в €250 млн., т.е. не более полумиллиарда марок… Дрезденский банк также официально заявляет, что больше не поддерживает Holzmann, считая план оздоровления малоперспективным… Дрезденский банк, между тем, принадлежит страховому гиганту Allianz. А Allianz располагает 25% в Bilfinger Berger — конкуренте Holzmann. Это мангеймское предприятие недавно выказало заинтересованность в возможном приобретении Holzmann — хотя и не полностью. Неплатёжеспособность спасает концерн от разрушения — это будет делом управляющего. Bilfinger мог бы вырвать лакомые куски и получить их по весьма благоприятным условиям» («Frankfurter Rundschau» за 22 марта 2002 г.).

Babcock Borsig. Портфель заказов в сумме €10.7 млрд. на конец последнего делового года (30 сентября 2001 г.) в два с половиной раза превышал оборот в сумме €4.34 млрд. Доля оборота за рубежом составляла 67%. Решающим фактором прибыли были 50% в верфи HDW, удерживавшей на мировом рынке 50% производства дизельных подлодок. Авансовое финансирование государством военного судостроения было своего рода «домашним банком» для Babcock. Но в марте 2002 г. 25% акций HDW, удерживаемых Babcock Borsig, вместе с 50%-м пакетом в руках Preussag, были проданы штатовской фирме Bank One Corporation. Шеф Babcock вовремя покинул тонущий корабль и стал боссом в HDW. Это предвещало крах Babcock Borsig. Прокуратура провела расследование против бывшего босса Babcock по подозрению в преступном злоупотреблении доверием и излишней задержке объявления о неплатёжеспособности. Перед объявлением о неплатёжеспособности работников шантажировали ради отказа от €50 млн. заработной платы и согласия на сокращение одного рабочего часа без компенсации заработной платы, как «вклада в восстановление». Из 27 тыс. рабочих мест более половины было уничтожено.

Kirch Group вогнала себя глубоко в долги, вложив миллиарды в скупку кинопроката и купив права на трансляцию футбольных матчей и гонок «Формулы 1». Затем доходы от коммерческих телепередач сократились. Долг быстро вырос до суммы €6.5 млрд. Конкуренты и банки воспользовались миллиардами просроченных кредитов и выкупных опционов, чтобы зажать Kirch в тиски и поделить между собой наиболее выгодные отделы концерна. Kirch Group включала около 65-ти предприятий. Когда Kirch-Media перешёл в собственность Heinrich Bauer Verlag и HypoVereinsbank, издательству Bauer удалось получить доступ в область современных средств массовой информации.

Реорганизация международного производства ввергла широкие секции немонополистической буржуазии в хронический кризис. Это коснулось, например, текстильной и швейной промышленности, где гигантские заводы с более чем 1 тыс. работников составляют менее 1%. Масса мелких предприятий была всё менее способна конкурировать с дешёвым импортом международных монополий из так называемых зон экспортного производства. С мирового экономического кризиса 1991-1993 оборот этих двух отраслей устойчиво снижался. В 2000 г. он был на 28% (одежда) и 30% (текстиль) ниже уровня 1991 г. Также и в розничной торговле и в строительстве оборот падал с 1996 г. Вследствие снижения покупательной способности масс уже в 1999 г. оборот в розничной торговле был на 8.6% ниже уровня 1991 г. Мировой экономический кризис 2001-2002 гг. резко обострил этот хронический кризис. Немецкая отрасль розничной торговли столкнулась с самым глубоким спадом послевоенного периода. 3800 обанкротившихся в 2001 г. предприятий отрасли были почти исключительно мелкими и средними. Падение оборота в строительстве, текстильной и швейной промышленности также ещё более ускорилось в 2001 г. и особенно в 2002 г.

Подводя итоги, можно сказать, что новый мировой экономический кризис на основе реорганизации международного производства вызвал к жизни ряд характерных моментов:

· Благодаря тесному международному взаимодействию империалистические метрополии были затронуты кризисом более-менее одновременно, притом что в 1991-1993 гг. крушения производства в США, Японии и ЕС были явно разнесены по времени.

· Следствием был более глубокий спад промышленного производства в сравнении с предыдущим кризисом, начавшимся с двух крупных стран, США и Японии.

· Особенно сильно была затронута немонополистическая буржуазия; это отразилось в резком повышении числа случаев неплатёжеспособности.

· Кризис перепроизводства переплёлся с международным структурным кризисом на основе реорганизации международного производства. Это привело к огромному скачку в разрушении капитала и рабочих мест.

· Мировой экономический кризис был взаимосвязан с различными биржевыми кризисами, разрушившими активы владельцев ценных бумаг в гигантских масштабах.

· Государственное регулирование кризиса дезорганизовалось. Национально-государственные меры стали относительно неэффективны ввиду международных масштабов кризиса. Сопоставимых международных инструментов для смягчения кризиса мировой экономики не было.

· Противоречия в мировой экономике разворачивались относительно неконтролируемым образом. Среди международных монополий бушевала неукротимая война на уничтожение, что приводило к гигантским крахам фирм.

· Сами международные монополии были исходным пунктом мирового экономического кризиса.

· Взаимодействие структурного кризиса, кризиса перепроизводства и биржевого кризиса вызвало международный банковский кризис, в который было впутано также несколько международных монополистических банков, т.е. центров власти международного финансового капитала. Это вызвало взрывную волну во всей системе финансов империалистических стран и обострило мировой биржевой кризис.

· Государственные бюджеты не только неоколониальных, но также империалистических стран были в существенной степени затронуты мировым экономическим кризисом. Распространились бюджетные кризисы, государственные банкротства и государственное кризисное управление; бремя кризиса было сурово переложено на массы населения.

Всё это обострило скрытые или явные политические кризисы, в которых выразился рост классовых конфликтов.



[1] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 19, с. 220.