МЛП

Пролетарии всех стран соединяйтесь!

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Home Теория III.5. Международная конкурентная борьба финансового капитала препятствует действенным мерам ...

III.5. Международная конкурентная борьба финансового капитала препятствует действенным мерам ...

E-mail Печать PDF

III.5. Международная конкурентная борьба финансового капитала препятствует действенным мерам против глобального экологического кризиса

В книге «Der Neokolonialismus und die Veränderungen im nationalen Befreiungskampf» («Неоколониализм и изменения в национально-освободительной борьбе») разъясняется:

«Мы говорим о глобальной экологической катастрофе, когда разрушения естественного обмена веществ между почвой, водой, воздухом, флорой и фауной приняли такой размер, что он утрачивает равновесие и уничтожаются основы всякого человеческого существования и производства. Сегодня нужно подчеркнуть, что с начала 1990-х нарастают признаки начинающегося погружения в такую экологическую катастрофу» (Klaus Arnecke/Stefan Engel, «Der Neokolonialismus und die Veränderungen im nationalen Befreiungskampf», с. 245).

Главные отличительные признаки этого развития событий:

1. неестественный парниковый эффект,

2. «озоновая дыра»,

3. разрушение тропических дождевых лесов и

4. региональные экологические катастрофы.

Отчёт о климате Межправительственной комиссии по изменениям климата (IPCC) ООН за 1995 г. впервые объявил, что такое развитие «обязано человеческой деятельности», и разработал сценарий на 2100 г. В соответствии с ним, при сохранении тенденции, большие области мира станут безжизненны. Климатолог Ханс-Иоахим Шельнхубер из Потсдамского института исследования влияния климата сказал: сейчас нельзя исключить, что при дальнейшем нагреве Земли более чем на три-четыре градуса

«…«вся планетная машинерия» придёт в расстройство. Морские течения вроде Гольфстрима или Северно-атлантического течения, атлантические насосы тепла, могут прерваться. Это сделает климат в Европе суше и холоднее. Возможно, изменятся восточно-азиатские муссоны. Станут ли они сильнее или слабее, сказал Шельнхубер, это затронет два миллиарда человек. Учитывая эти эффекты, мир может позволить себе нагревание на полтора, максимум два градуса Цельсия» («Süddeutsche Zeitung» за 11 июля 2001 г.).

Последствия глобальной экологической катастрофы для людей известны и властям. Триттин, министр Германии по делам окружающей среды, так обрисовал их в правительственном заявлении:

«Изменения климата под влиянием человека — это не опасность только завтрашнего дня. Уже сегодня они оставляют без крова сотни тысяч. Климатическая политика вовсе не страдает от нехватки знаний. Чего недостает — так это решительных действий, предпринимаемых сообществом государств и, в частности, теми, кто преимущественно ответственен за такое развитие дел» (Заявление правительства Германии на Пятой конференции участников Рамочной конвенции ООН об изменении климата (UNFCCC) с 25 октября до 5 ноября 1999 г. в Бонне).

Как верно! Однако Триттин вовсе не собирался ставить под вопрос потерпевшую крах экологическую политику собственного правительства. Вместо этого, он представил себя и федеральное правительство как поборников защиты природной окружающей среды, что якобы делает ненужным боевое экологическое движение.

В 1970-х и 1980-х возникло международное экологическое движение против всемирного разрушения естественных основ жизни. Несмотря на свой главным образом мелкобуржуазный вид, в большой степени оно было полно искренней решимости активно сопротивляться прогрессирующему разрушению окружающей среды.

С началом реорганизации международного производства видные буржуазные политики развернули наступление империалистического экологизма. Их намерением было разложить мелкобуржуазное экологическое движение и соответственно перетянуть его на сторону международного монополистического капитала. Международным манифестом империалистического экологизма стала книга бывшего вице-президента США Ала Гора «Earth in the Balance – Ecology and the Human Spirit» («Земля в равновесии — экология и человеческий дух»). В ней он призвал скоординировать действия империалистических государств, чтобы спасти глобальную экологическую систему. Он писал:

«В частности, чтобы помочь контролировать разработку глобального соглашения, Организация Объединённых Наций могла бы рассмотреть идею о создании Распорядительского Совета для решения вопросов касательно глобальной окружающей среды… Такой форум мог бы становиться всё более полезен и даже необходим по мере полномасштабного развития экологического кризиса. Также было бы мудро установить традицию ежегодных экологических саммитов, подобно нынешним ежегодным экономическим саммитам…» («Earth in the Balance», 1992, с. 302).

В Германии этот «экологический план Маршалла» (на немецком языке эта книга вышла под заголовком «Wege zum Gleichgewicht – Ein Marshallplan für die Erde», т.е. «Путь к равновесию — План Маршалла для Земли») был с готовностью принят представителями мелкобуржуазного экологического движения, например Йошкой Фишером, Йо Лейненом и Францем Альтом. Подобно Алу Гору они распространяли иллюзорное требование примирения капиталистической экономики и экологии посредством установления так называемой «экологической рыночной экономики». Книга «Der Kampf um die Denkweise in der Arbeiterbewegung» («Борьба за образ мышления в рабочем движении») оценила эту «экологическую рыночную экономику» следующим образом:

«Соответственно, издержки разрушения окружающей среды должны включаться в государственные и заводские балансы, прежде всего посредством экологической налоговой реформы. В то время как тяготы разрушения окружающей среды таким образом и в финансовом отношении будут перекладываться на массы, монополиям создаётся прибыльный стимул для инвестирования в окружающую среду в виде налоговых льгот» (Stefan Engel, «Der Kampf um die Denkweise in der Arbeiterbewegung», с. 172).

Всё внимание защитников окружающей среды было направлено на экологические конференции ООН, начиная с Конференции ООН по окружающей среде и развитию, проходившей в 1992 г. в Рио-де-Жанейро. Их главной целью было и ещё остаётся отвлечь внимание подальше от стремления монополий к прибыли как основной причины глобальных экологических проблем. Для этого нужно было создать впечатление, что правительства будут заботиться об этой проблеме в интересах выживания человечества. Таким образом действительно удалось добиться международного спада мелкобуржуазного экологического движения.

В 2002 г. в Йоханнесбурге прошёл крупнейший в истории саммит ООН с более чем 50 тыс. участников из 191-й страны. Он стал также верхом заискивания мелкобуржуазного экологического движения перед ответственными за экологические катастрофы. Вместе с Всемирным экономическим советом за устойчивое развитие (WBCSD) Гринпис предложил там «совместный призыв к действию». WBCSD был основан в 1992 г. швейцарским промышленником Штефаном Шмидхейни, «чтобы соединить большой бизнес также и с устойчивостью» («Frankfurter Rundschau» за 30 августа 2002 г.). 160 международных монополий стали членами WBCSD, включая таких якобы «архиврагов» Гринписа, как BP и Shell, а также DaimlerChrysler, General Motors, Ford, Bayer и BASF.

Правда о результатах официальных правительственных инициатив по спасению естественной окружающей среды становится очевидна, если проанализировать баланс развития окружающей среды после конференции в Рио-де-Жанейро.

Парниковый эффект, критическая перемена в атмосфере Земли

В XX веке средние температуры повысились во всем мире на 0.6°C. Даже отчёт ООН[1] (IPCC, 2001 г.) говорил о «новых и более явных доказательствах» того, что глобальное потепление, наблюдаемое в последние 50 лет, обязано главным образом человеческой деятельности. Эта деятельность в свою очередь определяется капиталистическим способом производства и капиталистическим обществом. Интернационализация производства и прежде всего реорганизация международного производства ещё более ускорили критическое изменение климата. Одни только США ответственны за четверть мировых выбросов парниковых газов. Взятые вместе, ведущие империалистические страны производят почти две трети всех выбросов CO2, а беднейшая пятая часть мирового населения — только 2%. 1990-е были самым тёплым десятилетием прошлого тысячелетия.

Целевые установки Киотского протокола 1997 г. по сокращению парниковых газов с самого начала основывались на дурном фундаменте. В то время как ученые призвали к сокращению выброса CO2 до нуля в течение последующих ста лет, Киотский протокол предусматривал только сокращение их к 2012 г. на 5.2% в сравнении с уровнем 1990 г. Согласно климатологу Хансу-Иоахиму Шельнхуберу, однако, не следует допустить подъём концентрации парникового углекислого газа в атмосфере выше 500 молекул на миллион молекул воздуха (500 ppmv). В 2001 г. эта концентрация составляла 370 ppmv:

«Даже если уровень CO2 удастся стабилизировать, мы ещё будем иметь «остаточное изменение климата», к которому «народы мира» должны будут приспособиться. Им придётся построить более высокие дамбы и открыть новые водные ресурсы. Им придётся изменить сельское хозяйство и перестроить города, чтобы жизнь в них оставалась сносной и при новых условиях. Возможно, это было бы подобно перемещению Германии на пять градусов к югу. Затраты составили бы в общей сложности ок. $100 млрд. ежегодно» («Süddeutsche Zeitung» за 11 июля 2001 г.).

Взгляд на выбросы CO2 наиболее важных стран показывает, что большинство из них вовсе не собирается выполнять даже эти недостаточные целевые установки. Выбросы выросли именно в ведущих империалистических государствах.

Мировой климат давным-давно стал предметом конкурентной борьбы международных монополий: оставшуюся безрезультатной Мировую конференцию по климату в Гааге в ноябре 2000 г. пришлось перенести из-за неустранимых противоречий между ЕС и США. Кульминационным моментом пока был полный выход США из Киотского протокола в марте 2001 г., показывающий, что правительство США безоговорочно подчиняется интересам прибыли энергетических монополий США. Соответственно, энергетическая концепция правительства Буша предусматривала строительство до 1900 угольных, нефтяных, газовых и атомных электростанций к 2020 г. наряду с увеличением эксплуатации новых месторождений нефти и газа — в т.ч. и в самых значительных заповедниках Аляски.

Вопреки всем лицемерным декларациям министра по делам окружающей среды Триттина, экологическую политику правительства Шрёдера/Фишера определяют интересы прибыли международных монополий. Например, правительство неоднократно выставляло напоказ то достижение, что выбросы CO2 в Германии были снижены примерно на 15%. При этом основная доля этого сокращения обязана безжалостному демонтажу нагружающих окружающую среду установок тяжёлой промышленности в бывшей ГДР. В 2000 г. годовые выбросы CO2 в ФРГ снова выросли до 862.6 млн. тонн, в сравнении с 853.9 млн. тонн в 1999 г.

Имидж образцового защитника окружающей среды используется правительством также и для демагогического оправдания крупных государственных субсидий монополиям, работающим в области экологических технологий. В сфере продуктов охраны окружающей среды Германия удерживала в 1999 г. второе место с 17.5% мировой торговли, следом за США (18%) и перед Японией (13%). Более 10 тыс. немецких предприятий продают продукты и услуги, связанные с защитой окружающей среды; ежегодно экспортируются товары со стоимостью около €20 млрд. «Frankfurter Rundschau» писала:

«2000 г. [в Германии] войдёт в историю эксплуатации возобновляемых источников энергии как год золотой лихорадки: неудержимый бум ветроэнергетики, спрос на фотоэлектричество, который едва ли могут удовлетворить производители, двузначные темпы прироста строительства солнечных коллекторов, подъём геотермальной энергетики и изготовления топлива из биомассы» (25 июля 2000 г.).

В 2002 г. в Германии было уже более 12 тыс. ветряков, больше чем в любой другой стране. Их совокупный выход ок. 10 000 МВт был равен примерно половине мощности немецких ядерных электростанций. В таких условиях Германия смогла занять высшее место в мире в строительстве ветряных электростанций, с долей мирового рынка почти 34%, опередив США (ок. 25%) и Испанию (ок. 15%). Согласно представлениям энергетических монополий, огромные ветроэлектростанции в Северном море («прибрежный парк») должны производить в будущем от 80 до 90 млрд. КВт-ч, 20% потребностей Германии в электричестве.

Правительство Германии продемонстрировало примечательное усердие в проведении интересов немецких монополий «Атомным соглашением» от 11 июня 2001 г.: это не было решением немедленно закрыть все немецкие ядерные электростанции; напротив, оно гарантировало дальнейшее существование зачастую уже годным только на слом ядерным реакторам и снижало требования техники безопасности. Это «Атомное соглашение» было, кроме того, началом ядерной программы, скоординированной международными энергетическими монополиями. Слияние Siemens и французского концерна Framatome было нацелено на создание мирового рыночного лидера в ядерных технологиях.

Само собой разумеется, что немецкие монополии, если речь идёт об интересах прибыли, готовы проталкивать их за счёт окружающей среды. Под заголовком «Unter dem Druck der Chemielobby wird die EU-Kommission weich» («Еврокомиссия уступает давлению химического лобби») «Frankfurter Rundschau» за 7 ноября 2002 г. сообщила о грубых вмешательствах химических монополий, возражение которых против настоятельно необходимых ужесточённых требований к разрешению применения химикалий было успешно. Такие многочисленные инциденты противоречат мифу о «немецкой промышленности, защитнице окружающей среды».

Когда Гаагский саммит возобновил работу в Бонне 16-27 июля 2001 г., важные требования по охране окружающей среды были смягчены. С тех пор империалистические страны могут выкупать у неоколониально зависимых стран неиспользованные «права на загрязнение» и освобождаться таким образом от согласованных ограничений выброса CO2. Кроме того, им позволено засчитывать свои леса и некоторые сельскохозяйственные области как «углеродные кладовые» («поглотители CO2») в качестве целевых установок по защите климата, что составляет преимущество в основном для Японии, Канады и России. По оценке Мирового банка, «торговля выбросами» составила в 2002 г. около $100 млн.; к концу же десятилетия ожидается достичь объёма $250-500 млрд. в год. «Боннский компромисс» — официально провозглашаемый «спасением Киотского протокола» — в действительности был декларацией о банкротстве, отказом империализма от спасения мирового климата.

«Озоновая дыра»

Международный «Монреальский протокол» был принят в сентябре 1987 г. Он должен был регулировать постоянное сокращение производства и использования веществ, разрушающих озоновый слой. Научные прогнозы предполагали, что примерно к 2050 г. озоновый слой может в значительной степени восстановиться, если все страны выполнят требования этого протокола. На практике такие намерения, разумеется, терпят неудачу из-за монополий, которые вовсе не думают добровольно ограничить свою жадность к прибыли в пользу окружающей среды.

С 1994 г. общее количество разрушающих озон веществ в атмосфере медленно снижалось. Однако озоновый слой не мог восстановиться в существенной степени. Одной из причин был длительный период, который разрушающие озон вещества остаются в стратосфере. С другой стороны, развилась незаконная международная торговля такими веществами из-за различных графиков для империалистических и неоколониально зависимых стран. Она подорвала эффективность Монреальского протокола. Легально произведённые в зависимых странах химикалии экспортировались в Северную Америку и Европу, где их производство не разрешалось, но где на них был ещё большой спрос, например для использования в кондиционерах, холодильниках и других приборах. По оценке, в середине 1990-х ежегодно незаконно импортировалось в империалистические страны от 16 до 38 тыс. тонн этих веществ, что составляет 15% их мирового производства.

Особенно драматически развивалась ситуация над Антарктикой. В 2000 г. озоновая дыра там увеличилась до рекордного размера. Она появилась уже в сентябре и расширилась до размера в четыре раза больше Австралии.

Разрушение тропических дождевых лесов

После конференции по окружающей среде в Рио-де-Жанейро защита тропических дождевых лесов также не продвинулась. Обязательное международное соглашение о защите глобальных лесов всё ещё отсутствует. Поэтому хищническая вырубка тропических дождевых лесов могла в 1990-х годах продолжаться почти неослабно. Согласно ФАО (Организация ООН по вопросам продовольствия и сельского хозяйства), в 1990-1995 гг. разрушалось в среднем 12.9 млн. га в год, что составляет 0.9% всей лесной области и примерно равно размеру Австрии и Швейцарии вместе взятых. Почти половина лесов, покрывавших Землю, была вырублена к концу XX века (диагр. 29).

Разграбление тропических дождевых лесов обязано прежде всего интересам прибыли международных монополий и крупных землевладельцев. Главными причинами были выжигание для получения пашен и пастбищ, вырубка тропической древесины и разработка полезных ископаемых. Кроме того, за счёт лесных областей происходило расширение возделывания сои на основе роста спроса на растительные масла и белковые кормовые средства, например, в Бразилии.

В связи с реорганизацией международного производства в 1990-х некоторые международные торговые ограничения и пошлины на древесину были смягчены при распространении региональных и глобальных торговых соглашений.

Зависимость многих бедных стран от международных древесных монополий часто была подавляющей. Инвестиции лесопромышленных концернов в Суринаме составили более $500 млн. — немногим меньше всего годового производства этой маленькой южноамериканской страны. Землевладельцы на Соломоновых островах в Тихом океане получали $2.70 за кубометр своей древесины; затем она продавалась на мировом рынке по $350 за кубометр. Монополии диктовали бедным странам условия, обеспечивавшие им максимальную прибыль.

О состоянии мировых лесов, в особенности тропических дождевых лесов, отчёт вашингтонского института Worldwatch Institute «State of the World 1998» («Состояние мира на 1998 г.») заключал: «после Рио ситуация на деле усугубилась…» (Janet N. Abramovitz, State of the World 1998, с. 39).

Провал экологической политики ООН следует приписать обострению конкурентной борьбы международного финансового капитала и ведущих империалистических стран. Не в каком-то отдалённом будущем, а уже сегодня мы можем наблюдать всё более серьёзные последствия империалистической экологической политики для человеческого общества.

Явный рост числа региональных экологических катастроф

Число крупных природных катастроф скачкообразно выросло за последние десятилетия XX века. В 2000 г. в мире было зарегистрировано 850 катастроф — это на сто больше, чем предыдущий рекорд 1999 г., и на двести больше, чем в среднем в течение 1990-х. В 1990-х финансовые потери составили $608 млрд. Это более чем в три раза превысило ущерб 1980-х, почти в девять раз — ущерба 1960-х и более чем в пятнадцать раз — ущерб 1950-х. Книга «Globale Trends 2002» («Глобальные тенденции в 2002 г.») указывает:

«Детальный анализ показывает, что в 1950-1999 гг. умножились главным образом те катастрофы, которые могут быть связаны с глобальными изменениями климата: волны потепления и похолодания, но также и ураганы и наводнения» (с. 363).

Число природных катастроф (засухи, наводнения, штормы и т.д.) выросло с 360-ти в 1950-х до 2799-ти в 1990-х, т.е. на 678%.

В 1985-1999 гг. почти 561 тыс. чел. умерло в связи с природными катастрофами. Почти половина из них пала жертвой наводнений. В 1985-1999 гг. Азия перенесла главный удар (45%) вызванных катастрофами экономических потерь. Доля Северной Америки составила 33%, Европы — 12%.

Тяжелее всего экономическими потерями были поражены беднейшие эксплуатируемые и угнетённые империализмом страны. Хотя империалистические страны понесли 57.3% экономических издержек от катастроф 1985-1999 гг., это составило только 2.5% их валового внутреннего продукта. 24.4% вызванных катастрофами мировых издержек, понесённые беднейшими зависимыми странами, составили 13.4% их валового внутреннего продукта.

Новые международные эпидемии с драматическими последствиями

Старые эпидемии, такие как туберкулёз и корь у людей или ящур у животных, снова ожили. Кроме того всё больше появляется новых болезненных симптомов, обостряющих глобальный экологический кризис и угрожающих жизни в целых регионах.

Эти эпидемии были тесно связаны с изменением климата. Глобальное потепление способствует распространению теплолюбивых возбудителей заболеваний или их переносчиков. Прежде малярия или лейшманиоз случались только в Средиземноморье или тропических областях. Но несколько случаев лейшманиоза были диагностированы и в Германии, а переносящий его москит обнаружился между Фрейбургом и Базелем. Следует опасаться подобного развития малярии, поскольку с повышением средних температур возбудители смогут созревать до инфекционной стадии и в Германии.

С реорганизацией международного производства связаны открытые границы и интенсивные глобальные торговые потоки, также вносящие вклад в распространение болезней.

От генетически модифицированных организмов также может исходить опасность для людей и среды обитания. Последствием неконтролируемого распространения растений с искусственными генами, делающими их стойкими к вредителям и возбудителям заболеваний, может быть, например, то, что антибиотики станут неэффективны в отношении лечения инфекционных заболеваний.

Даже использование генетически модифицированных организмов как биологического оружия не табу для империализма, как доказал ряд покушений с использованием возбудителей сибирской язвы в сентябре 2001 г. в США. По достоверным источникам, они происходили из секретной лаборатории спецслужбы США ЦРУ. 17 января 2002 г. тележурнал «Monitor» разоблачал:

«На самом деле, следствие в США изначально предполагало, что преступника надо искать не среди террористов бин-ладеновской Аль-Каиды, а в США. Вскоре стало ясно: подлинная история писем с сибирской язвой началась здесь в Форт-Детрике. Десятилетиями учёные экспериментировали со смертельным биологическим оружием в этих секретных военных лабораториях — также, как мы теперь знаем, и с тем же возбудителем сибирской язвы, что был использован для покушений в США» (Интернет-стенограмма передачи «Monitor» №486, 17 октября 2002 г.).

Согласно Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), на конец 2001 г. во всём мире 40 млн. чел. заражено вирусом ВИЧ/СПИД; в ФРГ — 38 тыс. чел. Есть уже 24.8 млн. смертных случаев от СПИДа. Более 70% всех людей, инфицированных ВИЧ/СПИД, в Чёрной Африке. В неоколониально зависимых странах целые экономики поставлены на край краха этой болезнью, не в последней степени потому, что СПИД — это громадная угроза производству и воспроизводству человеческой жизни. На конец 2001 г. всего было 14 млн. детей, осиротевших от СПИДа; только в 2001 г. были инфицированы 800 тыс. детей, почти все через передачу вируса от матери. Под заголовком «UN: Wir haben AIDS gewaltig unterschätzt» («ООН: Мы сильно недооценили СПИД») «Westdeutsche Allgemeine Zeitung» за 3 июля 2002 г. процитировала официальный доклад ООН, ожидающий 68 млн. смертей от СПИДа к 2020 г. и обращающий внимание на невероятно быстрое распространение эпидемии в Китае, Индонезии, Индии и Восточной Европе.

Эпидемия СПИДа также отчасти подрывает производственную базу международных монополий. Например, к настоящему времени инфицированы 23% шахтёров в Южной Африке. Это может вынудить монополий на некоторые уступки в связи с массовой борьбой — возможно, сокращения цен на медикаменты для лечения СПИДа или снабжение рабочих такими медикаментами. Но это ничего не меняет в основной проблеме.

Веские признаки указывают, что вирус СПИДа (ВИЧ) также произведён по заказу Пентагона, но оказался неудачным биологическим оружием. Само собой разумеется, что империалисты США и их союзники в других империалистических странах делают всё, что могут, чтобы отвлечь внимание от истинной причины СПИДа. Требования заболевших людей о возмещении ущерба могли бы довести даже ведущую экономическую державу США до банкротства. Неопровержимое и общепризнанное доказательство ответственности империализма США за вспышку и распространение СПИДа политически изолировало бы его во всём мире.

Начав с Великобритании в 1990-х, «коровье бешенство» развилось в эпидемию с тенденцией к всемирному распространению. К середине 2002 г. было официально зарегистрировано более 180 тыс. случаев инфицирования крупного рогатого скота в Великобритании, 187 — в Германии. Почти никакая европейская страна не избежала эпидемии. В каких регионах и в какой степени распространился BSE (губчатый энцефалит крупного рогатого скота), остаётся неизвестным; нет надёжной с научной точки зрения подборки данных. Но когда BSE был обнаружен даже в Японии, наблюдающей за своим национальным рынком мяса с почти истеричным беспокойством, все надежды, что BSE остановится на границах Европы, рухнули.

BSE представляет особую угрозу для людей, поскольку может передаваться через питание другому животному, а также и людям. У людей он вызывает новый вид болезни Крейцфельда-Якова. К середине 2002 г. в мире было зарегистрировано уже 120 смертных случаев, большинство из них в Великобритании. Однако едва ли можно оценить число инфицированных, поскольку болезнь может вспыхнуть через срок от 5 до 35 лет после передачи.

Возбудитель BSE развился, по современным представлениям, из возбудителя болезни овец скрапи. Давно стало обычной практикой производство «корма для скота» из обработанного павшего скота или отбросов забитого скота и скармливание его другому скоту. В начале 1980-х британские концерны кормовых средств значительно понизили температуру обработки из соображений прибыли; соответственно, возбудители скрапи в тушах овец полностью не были разрушены и могли перейти рогатому скоту через корм.

По признанным научным данным, возбудитель эпидемии BSE является не обычным болезнетворным микробом (бактерией, вирусом или грибом), а патологически изменившимся инфекционным белком («прионом»). Накопление в последние года таких болезней с дегенеративными изменениями белков, к которым относится также болезнь Альцгеймера, нужно понимать как признак обострения экологического кризиса.

Заключение

Десятью годами после саммита по окружающей среде в Рио-де-Жанейро нужно констатировать: не были осуществлены никакие эффективные меры против глобального экологического кризиса. Напротив, с начала 1990-х реорганизация международного капиталистического производства пошла рука об руку с продолжением неостановимого превращения экологического кризиса в глобальную экологическую катастрофу.

Мировая экологическая система складывалась на протяжении многих тысяч лет. Последний ледниковый период Европы закончился ок. 12 тыс. лет назад, продолжавшись 150 тыс. лет. Предсказанное дальнейшее потепление Земли на 1.4-5.8°C в последующие сто лет равняется примерному различию температур между концом последнего ледникового периода и сегодняшним моментом.

Принципиальная гибкость и приспособляемость мировой экологической системы прежде всего связаны с геологическими периодами. Изменения окружающей среды, которые мы испытываем как нынешний экологический кризис и которые, в сравнении с геологической историей Земли, происходят за «секунды», перенапрягают способность глобальной системы к самосохранению и саморегуляции. Всё в большей мере они ведут к неконтролируемому развитию противоречий между человеком и природой, зачастую с катастрофическими последствиями для условий жизни человека. Мир — это взаимосвязанная система, каждое изменение одного из его элементов (например, климата) влияет на целое. Ещё Фридрих Энгельс писал:

«Ведь в природе ничто не совершается обособленно. Каждое явление действует на другое, и наоборот; и в забвении факта этого всестороннего движения и взаимодействия и кроется в большинстве случаев то, что мешает нашим естествоиспытателям видеть ясно даже самые простые вещи» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, с. 494).

Возрастающий «беспорядок» глобального природного баланса уже в настоящее время уничтожает основы жизни многих людей и это может стать тяжким бременем и для будущего строительства социализма. Это делает ещё более важными безотлагательные меры для прекращения дальнейшего поворота к глобальной экологической катастрофе. Вот почему Вилли Диккут подчеркнул ещё в 1984 г.:

«Только активное сопротивление трудящихся масс стремлению монополий к прибыли и их монополистическому правительству протолкнёт всесторонние меры, необходимые для предотвращения экологической катастрофы. Это может и должно удаться, единство человека и природы не должно быть безвозвратно разрушено» («Krisen und Klassenkampf» («Кризисы и классовая борьба»), с. 184).



[1] UN «Climate Change 2001», Synthesis Report, www.ipcc.ch.

 

На развитие сайта


Реставрация капитализма в СССР

 

Это наверное первый наиболее полный и комплексный анализ причин приведших к катастрофе СССР в 1991 году.

Автор - заслуженный ветеран европейского рабочего и коммунистического движения, известный германский ученый и антифашист.

Данный труд написан простым и доступным языком, отлично переведен на русский и лишен излишнего академизма, а также сложных и ненужных языковых построений.

Сам Вилли Диккут прекрасно говорил по-русски. Он также не из книг был знаком с жизнью в СССР, где трудился на уральских заводах еще в 20-30 годы, где у него осталась первая семья и множество друзей.

Он учит:

..."ХХ Съезд КПСС обозначил приход к власти мелкобуржуазной переродившейся бюрократии, которая незаметно смогла развиться в партийном, государственном и экономическом аппаратах СССР. Это было наиболее значительным поражением, которое революционное рабочее движение испытало за последнее столетие"...

 

В целом данный серьезный теоретический труд читается легко и приятно, что называется "на одном дыхании".

И если Вы интересуетесь политикой книга "Реставрация капитализма в СССР" будет Вам просто необходима, как для саморазвития, так и для участия в спорах и дискуссиях по тем или иным актуальным современным вопросам

 

Цена на книгу Вилли Диккута «Реставрация капитализма в СССР» 150 руб + стоимость доставки по почте (около 50 рублей)

Способ оплаты - электронные деньги или почтовый перевод

Заказы посылайте на 5425421@gmail.com

Издательство: Слово, Победа (2004)

ISBN: 5-221-00007-7

Объём: 500 стр.

Формат: 84x108/32