О всесторонней диктатуре над буржуазией (1975 г.)

01.11.2011 20:00 Администратор
Печать

Чжан Чуньцяо

 

Председатель Мао Цзэдун говорит:

Почему Ленин говорил о диктатуре над буржуазией? Этот вопрос надо уяснить себе. Отсутствие ясности в этом вопросе ведёт к ревизионизму. Надо, чтобы это знала вся страна.

Ныне в нашей стране осуществляется товарная система, существует ещё неравенство в системе зарплаты, например, практикуется 8-разрядная система заработной платы, и т.п. Это можно только ограничивать при диктатуре пролетариата. Поэтому, если бы Линь Бяо и ему подобные пришли к власти, им легко было бы насадить капитализм. Следовательно, надо побольше читать марксистско-ленинскую литературу.

Ленин говорил, что «мелкое производство рождает капитализм и буржуазию постоянно, ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе». Это имеет место и среди части рабочего класса, среди части членов партии. Среди пролетариата и работников учреждений есть люди, которые перенимают буржуазный стиль жизни.


Вопрос о диктатуре пролетариата длительное время был и остается в фокусе борьбы между марксизмом и ревизионизмом. Ленин сказал: «Марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата». Председатель Мао Цзэдун призывает всю страну выяснить вопрос о диктатуре пролетариата именно для того, чтобы мы в теории и на практике проводили марксизм, а не ревизионизм.

Наша страна переживает важный исторический период развития. В результате более чем 20 лет социалистической революции и социалистического строительства, и особенно Великой пролетарской культурной революции, в ходе которой были разгромлены два буржуазных штаба — штаб Лю Шаоци и штаб Линь Бяо, мы добились небывалого укрепления диктатуры пролетариата и процветания дела социализма. В настоящее время весь народ нашей страны, исполненный боевого духа, твёрдо решил к концу нынешнего столетия превратить нашу страну в могучую социалистическую державу. Сможем ли мы последовательно отстаивать диктатуру пролетариата на протяжении этого процесса и всего исторического периода социализма — это дело первостепенной важности, касающееся перспектив развития нашей страны. Реальная классовая борьба тоже требует от нас, чтобы мы уяснили себе вопрос о диктатуре пролетариата. Председатель Мао Цзэдун сказал: «Отсутствие ясности в этом вопросе ведёт к ревизионизму». Уяснения себе этого лишь небольшим числом людей недостаточно. «Надо, чтобы это знала вся страна». Невозможно переоценить реальное и далеко идущее значение успешного проведения нынешней учёбы.

Еще в 1920 году В.И. Ленин, основываясь на практическом опыте руководства Великой Октябрьской социалистической революцией и первым государством диктатуры пролетариата, со всей остротой указал: «Диктатура пролетариата есть самая беззаветная и самая беспощадная война нового класса против более могущественного врага, против буржуазии, сопротивление которой удесятерено её свержением (хотя бы в одной стране) и могущество которой состоит не только в силе международного капитала, в силе и прочности международных связей буржуазии, но и в силе привычки, в силе мелкого производства. Ибо мелкого производства осталось ещё на свете, к сожалению, очень и очень много, а мелкое производство рождает капитализм и буржуазию постоянно, ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе. По всем этим причинам диктатура пролетариата необходима». Ленин отметил, что эта диктатура есть упорная борьба, кровавая и бескровная, насильственная и мирная, военная и хозяйственная, педагогическая и администраторская, против сил и традиций старого общества, есть всесторонняя диктатура лад буржуазией. Он неоднократно подчеркивал, что без долгой всесторонней диктатуры над буржуазией победа над ней невозможна. Эти высказывания В.И. Ленина, и в особенности слова, выделенные им самим, уже подтверждены последующей практикой. И действительно, появились и всё появляются новые буржуазные элементы. Их представителем и является ренегатская группировка Хрущёва-Брежнева. Происхождение у всех этих людей, как правило, очень хорошее, почти все они выросли под красным знаменем, организационно вошли в коммунистическую партию и к тому же получили высшее образование, стали так называемыми красными специалистами. Но они — новый ядовитый сорняк, произросший на старой почве капитализма. Изменив своему классу, они узурпировали партийную и государственную власть, реставрировали капитализм, стали главарями диктатуры буржуазии над пролетариатом и тем самым добились того, о чём мечтал и чего был не в силах добиться Гитлер. «Спутник взлетел, а красное знамя упало» — таков исторический опыт, который нам никогда нельзя забывать, особенно при нашей решимости превратить свою страну в могучую державу.

Следует трезво учитывать, что Китаю всё ещё грозит опасность впасть в ревизионизм. Это не только потому, что империалисты и социал-империалисты никогда не оставляют своих агрессивных и подрывных замыслов против нас, что всё ещё существуют старые помещики и буржуи, которые не мирятся со своим поражением, но и потому, что новые буржуазные элементы, как отмечает Ленин, рождаются, ежедневно, ежечасно. Некоторые товарищи возражают, что, мол, Ленин говорил о том, что было до кооперирования. Это явно неправильно. Слова Ленина отнюдь не устарели. Эти товарищи могли бы почитать произведение Председателя Мао Цзэдуна «О правильном разрешении противоречий внутри народа», опубликованное в 1957 году. В этом произведении Председатель Мао Цзэдун на основе конкретного анализа указывает, что в нашей стране после основной победы социалистических преобразований в области собственности, включая кооперирование, всё ещё существуют классы, классовые противоречия и классовая борьба, существуют как соответствие производственных отношений с производительными силами, надстройки с базисом, так и противоречия между ними. Обобщив свежий опыт диктатуры пролетариата после Ленина, Председатель Мао Цзэдун дал обстоятельный ответ на различные вопросы, возникшие после изменений в форме собственности, определил задачи и политические установки диктатуры пролетариата и заложил теоретическую основу для основной линии партии и продолжения революции при диктатуре пролетариата. Практика последующих 18 лет, в особенности практика Великой пролетарской культурной революции, подтвердила полную правоту теории, линии и политических установок, выдвинутых Председателем Мао Цзэдуном.

Председатель Мао Цзэдун недавно указал: «Одним словом, Китай является социалистической страной. До освобождения он почти не отличался от капитализма. В настоящее время всё ещё осуществляется 8-разрядная система заработной платы, распределение по труду и обмен через посредство денег. Всё это мало чем отличается от того, что было в старом обществе. Разница заключается в том, что изменилась форма собственности». Чтобы поглубже вникнуть в указание Председателя Мао Цзэдуна, рассмотрим, как изменилась форма собственности в нашей стране, рассмотрим удельный вес различных укладов экономики в промышленности, сельском хозяйстве и торговле в 1973 году. Возьмём сначала промышленность. Во всей промышленности на долю предприятий общенародной собственности приходится 97 процентов основных фондов, 63 процента рабочих, 86 процентов валовой продукции, а на долю промышленности коллективной собственности — 3 процента основных фондов, 36,2 процента рабочих, 14 процентов валовой продукции. Кроме того, ещё имеются кустари-единоличники, которые составляют 0,8 процента всех рабочих.

Теперь рассмотрим сельское хозяйство. Из средств сельскохозяйственного производства на долю коллективной собственности приходится около 90 процентов пахотных земель и осушительно-оросительного оборудования, а также примерно 80 процентов тракторов и крупного скота. Доля общенародной собственности здесь весьма незначительна. Поэтому свыше 90 процентов зерна и технических культур, производимых в стране, дают коллективные хозяйства. На долю госхозов приходится очень немного. Кроме того, ещё сохраняются небольшая площадь земли в личном пользовании коммунаров и их небольшое подсобное домашнее хозяйство.

Остановимся теперь на торговле. В общем объеме розничной торговли на долю государства приходится 92,5 процента, на долю коллективов — 7,3 процента, на долю лоточников-единоличников — 0,2 процента. Кроме того, в сельских районах ещё сохраняется в значительной степени ярмарочная торговля.

Приведённые выше цифры говорят о том, что социалистическая общенародная собственность и социалистическая коллективная собственность трудящихся масс в нашей стране действительно одержали великие победы. Не только значительно увеличился перевес общенародной собственности, но и произошли некоторые изменения в удельном весе трёх ступеней собственности народной коммуны — коммуны, больших производственных бригад и производственных бригад. Возьмём, к примеру, пригородные районы Шанхая. Удельный вес коммуны увеличился в 1974 году против предыдущего года с 28,1 процента до 30,5 процента, больших производственных бригад — с 15,2 до 17,2 процента, тогда как удельный вес производственных бригад снизился с 56,7 до 52,3 процента. Таким образом, преимущества народной коммуны, характеризующейся большими масштабами и высокой степенью обобществления, становятся всё более очевидными. Благодаря тому, что за 25 лет мы постепенно ликвидировали собственность империализма, бюрократического капитализма и феодализма, постепенно преобразовали собственность национального капитализма и тружеников-единоличников и эти пять форм частной собственности постепенно сменились двумя формами социалистической общественной собственности, мы вправе с гордостью заявить, что в нашей стране форма собственности уже изменилась, что наш пролетариат и другие трудящиеся в основном уже освободились от оков частной собственности, что экономический базис социализма у нас постепенно крепнет и растёт. Конституция, принятая I сессией Всекитайского Собрания народных представителей четвёртого созыва, ясно и чётко зафиксировала эти наши великие победы.

Но необходимо иметь в виду, что в области собственности вопрос ещё не вполне разрешён. Мы обычно говорим, что вопрос собственности «в основном разрешён», а это и значит, что он ещё не совсем разрешён, что буржуазное право не полностью ликвидировано и в области собственности. Из приведённых выше цифр явствует: в промышленности, сельском хозяйстве и торговле ещё существует доля частной собственности; социалистическая общественная собственность ещё не является полностью общенародной, а представляет собой две формы собственности; общенародная же собственность в сельском хозяйстве как основе народного хозяйства ещё очень слаба. Маркс и Ленин, предполагая, что в социалистическом обществе уже не существует буржуазного права в сфере собственности, имели в виду, что все средства производства уже принадлежат всему обществу. Очевидно, что мы ещё не дошли до этого. Как в теории, так и на практике мы не должны упускать из виду, что диктатуре пролетариата ещё предстоит разрешить в этой области очень трудные задачи.

Нам ещё необходимо иметь в виду, что как в общенародной собственности, так и в коллективной собственности существует вопрос руководства, то есть вопрос фактической, а не формальной принадлежности тому или иному классу.

28 апреля 1969 года на I пленуме ЦК партии девятого созыва Председатель Мао Цзэдун сказал: «Как видно, Великую пролетарскую культурную революцию нельзя было не проводить, основа у нас непрочная. По моим наблюдениям, на, пожалуй, довольно значительном большинстве промышленных предприятий — я имею в виду не все и не подавляющее их большинство — руководство находилось не в руках подлинных марксистов, не в руках рабочих масс. Это не значит, что среди тех, кто руководил ранее промышленными предприятиями, не было хороших людей. Хорошие люди были, они были и среди секретарей, замсекретарей и членов парткомов, они были и среди секретарей партячеек. Но они шли за линией Лю Шаоци, занимались не чем иным, как материальным стимулированием, выпячиванием прибыли в качестве командной силы и, вместо того чтобы ратовать за пролетарскую политику, увлекались какими-то премированиями и т.п.». «Однако на промышленных предприятиях действительно есть плохие люди». «Это и говорит о том, что революция не закончена». Эти слова Председателя Мао Цзэдуна не только объясняют необходимость Великой пролетарской культурной революции, но и раскрывают нам глаза на то, что в вопросе собственности, как и в других вопросах, нельзя смотреть только на форму, надо ещё смотреть и на действительное содержание. Совершенно правильно, что люди придают большое значение решающей роли собственности в производственных отношениях. Однако было бы неправильно не обращать должного внимания на то, как — формально или фактически — разрешён вопрос собственности, не обращать должного внимания на то, что другие две стороны производственных отношений, а именно взаимные отношения людей и форма распределения, оказывают обратное воздействие на собственность и надстройка также оказывает обратное воздействие на экономический базис, причём в известных условиях они играют решающую роль. Политика — это концентрированное выражение экономики. Правильна или неправильна идейная и политическая линия, в руках какого класса находится руководство — от этого зависит, какой класс фактически владеет тем или иным промышленным предприятием. Вспомните, товарищи, как предприятия бюрократического или национального капитала превращались в предприятия социалистические. Мы посылали на то или иное предприятие уполномоченного военного контроля или государства преобразовать это предприятие в соответствии с линией и политическими установками партии, разве не так? Любая крупная смена форм собственности в истории — будь то замена рабовладельческого строя феодальным строем или замена феодализма капитализмом — происходит путем захвата сначала государственной власти, а затем применения её силы для изменения форм собственности в широком масштабе, для укрепления и развития новой формы собственности. Это тем более относится к социалистической общественной собственности, которая не может возникнуть в условиях диктатуры буржуазии. Бюрократический капитал, доля которого в промышленности старого Китая составляла 80 процентов, можно было преобразовать в общенародную собственность только после разгрома Чан Кайши Народно-освободительной армией. Равным образом, реставрация капитализма неизбежно осуществляется путём захвата руководства и изменения линии и политики партии. Не так ли изменили собственность в Советском Союзе Хрущёв и Брежнев? Не так ли Лю Шаоци и Линь Бяо в той или иной степени изменили характер ряда наших промышленных и других предприятий?

Необходимо также иметь в виду, что теперь у нас осуществляется товарная система. Председатель Мао Цзэдун говорит: «Ныне в нашей стране осуществляется товарная система, существует ещё неравенство в системе зарплаты, например, практикуется 8-разрядная система заработной платы, и т.п. Это можно только ограничивать при диктатуре пролетариата. Поэтому, если бы Линь Бяо и ему подобные пришли к власти, им легко было бы насадить капитализм». Это положение, на которое указывает Председатель Мао Цзэдун, за короткий срок не изменишь. Возьмём, к примеру, народные коммуны в окрестностях Шанхая, где хозяйство двух ступеней — народной коммуны и большой производственной бригады — развивается сравнительно быстрее. Если рассматривать основные фонды трёх ступеней, то собственность народной коммуны составляет 34,2 процента, большой производственной бригады — лишь 15,1 процента, а производственной бригады всё ещё — 50,7 процента. Следовательно, переход от системы, при которой основной хозрасчетной единицей является производственная бригада, к системе, когда таковой является большая производственная бригада, а затем к системе, когда хозрасчетной единицей будет народная коммуна, потребует ещё довольно длительного времени, если рассматривать это лишь с точки зрения экономических условий самой народной коммуны. И даже после перехода к системе, при которой хозрасчетной единицей будет коммуна, при ней всё ещё останется коллективная форма собственности. Поэтому за короткий срок не может произойти радикального изменения в обстановке сосуществования двух форм собственности: общенародной и коллективной. А раз существуют эти две формы собственности, то неизбежны товарное производство, обмен через посредство денег и распределение по труду. «Это можно только ограничивать при диктатуре пролетариата», отсюда и неизбежность развития капиталистических факторов в городе и деревне и появления новых буржуазных элементов. Если не ограничивать этого, то капитализм и буржуазия неизбежно будут развиваться ещё быстрее. Следовательно, мы ни в коем случае не должны ослаблять бдительности от того, что мы завоевали великую победу в преобразовании собственности и провели однажды Великую пролетарскую культурную революцию. Необходимо иметь в виду, что экономический базис у нас ещё не прочен, что буржуазное право в области собственности ещё не совсем ликвидировано, ещё крепко держится во взаимоотношениях людей и господствует в области распределения. В различных областях надстройки некоторыми сферами фактически всё ещё распоряжается буржуазия, по-прежнему имеющая там перевес, некоторые сферы преобразуются, но достижения здесь не прочны, старая идеология и сила старых привычек ещё упорно тормозят рост социалистической нови. По мере развития капиталистических факторов в городе и деревне появляются всё новые и новые буржуазные элементы, классовая борьба между пролетариатом и буржуазией, классовая борьба между различными политическими силами, классовая борьба между пролетариатом и буржуазией в области идеологии остаётся длительной, развивается зигзагообразно, а временами принимает весьма ожесточенный характер. Даже когда все старые помещики и буржуи вымрут, такая классовая борьба ни в коем случае не закончится, и, если люди вроде Линь Бяо придут к власти, реставрация буржуазии всё ещё будет возможной. В своей речи «Обстановка после победы в войне Сопротивления японским захватчикам и наш курс» Председатель Мао Цзэдун рассказывает: в 1936 году недалеко от Баоаня, местонахождения ЦК партии, была деревня, обнесённая земляным валом. Укрывшаяся за этой крепостной стеной горстка вооружённых контрреволюционеров упорно отказывалась сдаться. Вопрос был разрешён лишь тогда, когда туда прорвалась Красная армия, В этой истории заключается всеобщая истина, которая гласит: «Ничто реакционное не рухнет, если не нанесёшь по нему удара. Это тоже нечто вроде подметания пола: где не пройдешься веником, там сор, как правило, не исчезает сам собой». В настоящее время ещё есть много «крепостных стен» буржуазии, снесёшь одну, появится другая, и даже тогда, когда останется всего лишь одна такая стена, а все другие будут уничтожены, она всё равно не исчезнет сама собой, если не пройдешься по ней железной метлой диктатуры пролетариата. Совершенно правильно сказал Ленин: «По всем этим причинам диктатура пролетариата необходима».

Исторический опыт говорит нам: сможет ли пролетариат победить буржуазию, впадёт ли Китай в ревизионизм, — всё это зависит от того, сможем ли мы последовательно осуществлять всестороннюю диктатуру над буржуазией во всех сферах и на всех этапах развития революции. Что такое всесторонняя диктатура над буржуазией? Наиболее сжатое определение этого дают всеми нами теперь изучаемые слова Маркса в его письме И. Вейдемейеру от 1852 года. Маркс пишет: «Мне не принадлежит ни та заслуга, что я открыл существование классов в современном обществе, ни та, что я открыл их борьбу между собой. Буржуазные историки задолго до меня изложили историческое развитие этой борьбы классов, а буржуазные экономисты — экономическую анатомию классов. То, что я сделал нового, состояло в доказательстве следующего: 1) что существование классов связано лишь с определёнными историческими фазами развития производства, 2) что классовая борьба необходимо ведёт к диктатуре пролетариата, 3) что эта диктатура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов». Ленин указал, что это замечательное рассуждение Маркса с поразительной рельефностью выразило главное и коренное отличие учения Маркса о государстве от учения буржуазии о государстве, выразило суть учения Маркса о государстве. Здесь нужно обратить внимание на то, что Маркс разделил фразу о диктатуре пролетариата на три пункта, которые взаимосвязаны и неотделимы друг от друга. Нельзя взять какой-либо один из них и не брать два других. Ибо эта фраза дает целостное освещение всего процесса возникновения, развития и отмирания диктатуры пролетариата, включая все её задачи и реальное содержание. В своей книге «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.» К. Маркс указывает ещё конкретнее, что эта диктатура есть необходимая переходная ступень к уничтожению классовых различий вообще, к уничтожению всех производственных отношений, на которых покоятся эти различия, к уничтожению всех общественных отношений, соответствующих этим производственным отношениям, к перевороту во всех идеях, вытекающих из этих общественных отношений. Здесь Маркс говорит «вообще» и «всех», четырежды подчеркивает: «вообще» и «всех» — не часть, не большая часть, не подавляющая часть, а целое вообще! И в этом нет ничего удивительного, ибо пролетариат сможет добиться своего окончательного освобождения, лишь освободив всё человечество. Для осуществления этой цели необходима всесторонняя диктатура пролетариата над буржуазией, необходимо продолжать революцию при диктатуре пролетариата и довести её до конца до тех пор, пока на земле не будет уничтожено всё четырежды подчёркнутое словами «вообще» и «всех», так чтобы буржуазия и все эксплуататорские классы не могли ни существовать, ни возникнуть вновь, — останавливаться во время перехода никак нельзя. На наш взгляд, лишь при таком понимании можно считать, что сущность учения Маркса о государстве усвоена. Подумайте, товарищи, если понимать это иначе, если теоретически и практически ограничивать, выхолащивать и искажать марксизм, превращать диктатуру пролетариата в пустую фразу, урезывать всестороннюю диктатуру над буржуазией, то есть осуществлять эту диктатуру лишь в тех или иных, а не во всех сферах, и только на том или ином (например, до преобразования собственности), а не на всех этапах, иначе говоря, если не снести до основания все и всякие «крепостные стены» буржуазии, а оставить часть их нетронутой и дать ей возможность расширить свои ряды, то не будет ли это подготовкой условий для её реставрации? Не превратит ли это диктатуру пролетариата в нечто защищающее буржуазию, особенно буржуазию нарождающуюся? Все рабочие, крестьяне-бедняки, низшие середняки и другие трудящиеся, которые не хотят вновь терпеть муки и страдания, все коммунисты, преисполненные решимостью отдать всю жизнь борьбе за коммунизм, все товарищи, не желающие видеть Китай ревизионистским, должны крепко запомнить это основное положение марксизма: необходимо осуществлять всестороннюю диктатуру над буржуазией и ни в коем случае не останавливаться на полпути. Нельзя отрицать, что некоторые наши товарищи вошли в коммунистическую партию лишь организационно, но не идеологически. Их мировоззрение ещё не вышло за рамки мелкого производства, за рамки буржуазии. Они одобряют диктатуру пролетариата на определённом этапе и в определённой области, радуются некоторым победам пролетариата, потому что это сулит им некоторые выгоды. Но стоит им только добраться до этих выгод, и они уже думают, что пора осесть, обосноваться, завести себе тёплое гнездышко. Что до всесторонней диктатуры над буржуазией, до дальнейшего пути после уже сделанного первого шага в «великом походе на десять тысяч ли», то, извините, пусть этим занимаются другие — моя станция подошла, мне здесь сходить. Хотелось бы предостеречь этих товарищей: останавливаться на полпути опасно! Буржуазия уже делает вам ручкой. Лучше уж догоните ряды и идите дальше вперёд!

Исторический опыт говорит нам и о том, что со всё новыми победами диктатуры пролетариата буржуазия может и притворяться, что признает диктатуру пролетариата, а на деле по-прежнему занимается реставрацией своей диктатуры. Так именно и сделали Хрущёв и Брежнев. Они не изменяли ни названия Советов, ни названия ленинской партии, ни названия социалистической республики, а, напротив, приняв эти названия в качестве прикрытия, подменили подлинное содержание диктатуры пролетариата, превратили её в диктатуру монополистической буржуазии, направленную против Советов, против ленинской партии, против социалистической республики. Открыто изменив марксизму, они выдвинули ревизионистскую программу общенародного государства и всенародной партии. Но когда советский народ восстаёт против их фашистской диктатуры, они сразу же выставляют флаг диктатуры пролетариата, подавляя массы. Нечто подобное имело место и у нас в Китае. Лю Шаоци и Линь Бяо не ограничивались распространением теории затухания классовой борьбы. Подавляя революцию, они тоже прикрывались знаменем диктатуры пролетариата. Разве у Линь Бяо не было четырёх «никогда не забывать», и одного из них — «никогда не забывать диктатуры пролетариата»?! Он действительно никогда не забывал этого, но с добавкой двух слов — «о свержении», то есть он «никогда не забывал о свержении диктатуры пролетариата», или говоря на лексиконе показаний ему подобных, «под знаменем Председателя Мао нанести удар силам Председателя Мао». Они порой бывают «послушны» пролетариату, представляются даже революционнее революционного, выдвигая «левые» лозунги с целью сеять смуту и вести подрывную деятельность. Но обычно они ведут борьбу с пролетариатом острием против острия. Ты хочешь социалистических преобразований? — Они утверждают, что необходимо укреплять новодемократические порядки. Ты хочешь кооперирования, повсеместного создания народных коммун? — Они заявляют: слишком рано. Хочешь революции в области литературы и искусства? — Они говорят, что не беда, если и покажут спектакль-другой с нечистой силой. Хочешь ограничения буржуазного права? — Они твердят, что оно — неплохая штука и его следует расширять. Это компания мастеров-защитников всего старого, что стаей мух целыми днями с жужжанием кружится над теми «недостатками» и «родимыми пятнами» старого общества, о которых говорил Маркс. Используя неопытность нашего подрастающего поколения, они особенно рьяно проповедуют среди ребят, что материальное стимулирование — это как пахучий соевый сыр: хоть и с душком, но очень приятный на вкус. И все эти тёмные делишки они проделывают не иначе, как под флагом социализма. Не утверждают ли негодяи, занимающиеся спекуляцией, коррупцией и казнокрадством, что они радеют о социалистическом сотрудничестве? Не действуют ли преступники-подстрекатели, отравляющие сознание молодёжи и юношества, под флагом заботы о коммунистической смене? Нам необходимо изучать их тактику и обобщать наш собственный опыт с тем, чтобы ещё эффективнее осуществлять всестороннюю диктатуру над буржуазией.

«Не собираетесь ли вы поднять «коммунизаторское» поветрие?» Задавать подобные вопросы и таким образом фабриковать всякую ложь, — такова тактика, к которой в последнее время прибегают некоторые. На это мы можем ответить чётко и ясно: повторение «коммунизаторского» поветрия, поднятого Лю Шаоци и Чэнь Баода, ни в коем случае недопустимо. Мы считали и считаем, что товаров у нас в стране не излишне много, а недостаточно много. Пока у коммуны не много того, чем она может «поделиться» с большими производственными бригадами и производственными бригадами, пока общенародная собственность тоже не может обеспечить изобилие продуктов, достаточное для распределения по потребностям среди 800-миллионного населения, можно только продолжать товарное производство, обмен через посредство денег и распределение по труду. В отношении того вреда, который это приносит, мы уже предприняли и впредь будем предпринимать целесообразные меры для его ограничения. Диктатура пролетариата — это диктатура масс. Мы уверены в том, что руководимые партией широкие массы обладают и силой и способностью бороться с буржуазией и в конце концов победить её. Старый Китай был океаном мелкого производства. Социалистическое воспитание сотен миллионов крестьян всегда было и является серьёзным вопросом, разрешение которого требует усилий нескольких поколений. Но большинство из этих сотен миллионов крестьян — бедняки и низшие середняки, которые на практике убедились в том, что для них единственная светлая дорога — это идти за коммунистической партией по пути социализма. Наша партия, опираясь на них в сплочении середняков, шаг за шагом привела их через группы взаимопомощи, кооперативы низшего, а затем высшего типа к народной коммуне. Мы вполне можем вести их и дальше вперёд.

Хотелось бы обратить внимание товарищей на то, что теперь идёт иное поветрие, «буржуазное». Мы имеем в виду буржуазный стиль жизни, на который указал Председатель Мао Цзэдун, то есть чёрное поветрие, связанное с превращением «части» некоторых категорий людей в буржуазные элементы. При этом «буржуазное поветрие», поднимаемое членами коммунистической партии и особенно руководящими кадрами, приносит нам наибольший вред. Отравленные этим чёрным поветрием, некоторые набили себе голову буржуазными идеями и гоняются за чинами и выгодой, считая это не позором, а делом чести; иные же докатились уже до того, что смотрят на всё, не исключая и самих себя, как на товар. Они вступили в коммунистическую партию и служат пролетариату лишь для того, чтобы возвести себя как товар в разряд повыше, чтобы продать себя пролетариату подороже. Эти люди, коммунисты по названию и новые буржуазные элементы в действительности, являются носителями характерных черт всей загнивающей и умирающей буржуазии. В прошлом, когда классы рабовладельцев, помещиков и буржуазия переживали восходящий период, они ещё делали кое-что хорошее для человечества.

Нынешние же новые буржуазные элементы тянут в сторону прямо противоположную своим предкам, принося человечеству один вред. Они просто груда «нового» мусора. Среди тех, кто фабрикует ложь о якобы надвигающемся «коммунизаторском» поветрии, как раз и есть новые буржуазные элементы, которые, присвоив себе общественное имущество, боятся, как бы народ обратно не «коммунизировал» это имущество; а также и такие, которые, пользуясь случаем, пытаются урвать себе ломоть. У таких людей более острое чутьё, чем у многих наших товарищей. Некоторые наши товарищи говорят, что учёба — это мягкая задача, тогда как эти люди инстинктивно чувствуют, что нынешняя учёба — задача жёсткая для обоих классов — пролетариата и буржуазии. Они-то действительно могут и поднять кое-какое «коммунизаторское» поветрие или перенять какой-нибудь из наших лозунгов, чтобы умышленно смешать два различных по своему характеру типа противоречий и под шумок обделывать свои дела. Вот на что нам следует обратить внимание.

Под руководством ЦК партии во главе с Председателем Мао Цзэдуном великая пролетарская революционная армия многомиллионных масс нашей страны шагает вперёд. Мы имеем 25-летний практический опыт диктатуры пролетариата и международный опыт, накопленный со времени Парижской Коммуны, и если только сотни членов нашего ЦК, тысячи высших кадровых работников подадут пример и будут со всей серьёзностью читать и штудировать, вести обследование и изучение, обобщать опыт вместе с кадровыми работниками и широкими массами, то мы осуществим призыв Председателя Мао Цзэдуна, уясним себе вопрос о диктатуре пролетариата и обеспечим победоносное шествие нашей страны по пути, озарённому марксизмом-ленинизмом-маоцзэдунъидеями. «Пролетариям нечего в ней (революции. — Прим. ред.) терять кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир». Эта безгранично светлая перспектива несомненно будет и впредь воодушевлять всё большее число сознательных рабочих и других трудящихся и их авангард — коммунистов на борьбу за решительное проведение основной линии партии, за решительное осуществление всесторонней диктатуры над буржуазией, за продолжение революции при диктатуре пролетариата и доведение её до конца! Неизбежна гибель буржуазии и всех других эксплуататорских классов, неизбежно и торжество коммунизма — это неотвратимо и не зависит от воли людей.

(Опубликовано в журнале «Хунци» №4 за 1975 г.)

Чжан Чуньцяо. О всесторонней диктатуре над буржуазией. — Пекин, Издательство литературы на иностранных языках, 1975.

 

Обновлено 09.11.2011 22:34