МЛП

Пролетарии всех стран соединяйтесь!

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Home Актуальный социализм Зачем нам господская жалость? (Классовая борьба в Украине на рубеже ХХ-ХХІ вв.)

Зачем нам господская жалость? (Классовая борьба в Украине на рубеже ХХ-ХХІ вв.)

E-mail Печать PDF

{jcomments on} А. Здоров

1. Два лица одной партииtc "1. Два лица одной партии"

Как любая солидная корпорация или бизнес-проект, крупнейшая в Украине партия – Коммунистическая партия Украины – имеет свои дочерние фирмы, то есть структуры основанные  членами партии, на средства партии, но формально на беспартийной основе. К таким дочерним фирмам КПУ относятся: Ленинский Коммунистический союз молодежи Украины (ЛКСМУ), Всеукраинский союз женщин-тружениц “За будущее детей Украины”, Союз советских офицеров Украины, Всеукраинский союз рабочих (ВСР). Все они реально насчитывают на областном уровне в лучшем случае по несколько оплачиваемых функционеров и подаппаратных статистов и содержатся боссами КПУ для того, чтобы имитировать всенародную поддержку партии со стороны разных слоев населения (молодежи, женщин, военных, рабочих) на ритуальных мероприятиях и особенно перед выборами.


Сравнив центральный орган КПУ газету “Коммунист” с центральным и единственным органом ВСР газетой “Рабочий класс”, можно установить, что они отличаются не только названием, оформлением и ценой. “Коммунист”  - двухцветная газета, выходит два раза в неделю и стоит дороже, “Рабочий класс” – одноцветная, выходит раз в неделю и стоит дешевле. Тираж “Коммуниста” - около 80 тыс. экз. (перед выборами марта 2002 г. – 420 тыс.), “Рабочего класса” – 16 тыс. экз. (в марте 2002 – 27 тыс.).

Значительно более важны различия в их содержании и фразеологии. Если “Рабочий класс” регулярно печатает рассуждения о классовой борьбе и пролетарской революции, о солидарности рабочих разных стран, о том, что буржуазное государство есть орудие угнетения и подавления и поэтому должно быть разрушено, а религия есть дурман и яд для рабочих масс, то в “Коммунисте” вместо всего этого – регулярные всхлипывания о “великой державе” и славянском единстве, о том, что государство – это высшая ценность для любого общества, а православие – духовная основа едва ли не всех славянских народов. Почему же газеты, которые издает фактически одна партия  - КПУ – занимают, казалось бы, столь разные позиции по одним и тем же вопросам?

Причина в том, что эти две газеты рассчитаны на две разные аудитории.  “Коммунист” как более дорогая и солидная газета издается для основной социальной опоры КПУ – отставного партийно-хозяйственного актива брежневских времен, бывших военных и гражданских начальников мелкого и среднего калибра, близких к ним слоев пенсионеров. В “Коммунисте” партийная аристократия более откровенно  проповедует великодержавный российский шовинизм, ненависть ко всему иностранному (ксенофобию), православное мракобесие, “Единую и неделимую Россию” (или СССР – для большинства сторонников КПУ эти понятия равнозначны), отрыто требуют “сильной руки” и восстановления сталинско-брежневской системы (государственного капитализма), хотя и с китайской спецификой. Остатки государственной буржуазии СССР мечтают не только восстановить себе государственные кормушки и командные высоты, но и сохранить и расширить частные источники наживы, сочетать государственные и частновладельческие формы эксплуатации, как в КНР.

“Рабочий класс” как более дешевая газета ориентирован на те слои пролетариата Украины, которые еще сохраняют иллюзии в отношении КПУ и продолжают верить в басни о том, что сталинско-брежневский режим и был социализмом. То, что таких рабочих намного меньше, чем отставников-пенсионеров, поддерживающих КПУ, показывает хотя бы тираж “Рабочего класса” - он в пять, а если учесть, что “Рабочий класс” выходит раз в неделю, а “Коммунист”  - два раза, - то в десять раз меньше, чем у центрального органа КПУ. В “Рабочем классе” сталинистская номенклатура более тщательно маскирует свои интересы марксистской фразеологией и более умело оболванивает рабочих ради интересов капиталистов.

2. Пожалел волк кобылу…tc "2. Пожалел волк кобылу…"

В августе 2002 г. “Рабочий класс” поместил на первой странице статью “Жалость”, посвященную кровавой трагедии на львовском аэродроме “Скнылив” 27 июля сего года, в результате которой погибло 84 человека. Вот отрывок из этой статьи: “Жалко народ, на шее у которого засели сатрапы-политиканы, превратившие львовскую трагедию в персональные телешоу с прицелом на грядущие выборы. Жалко рабочих с регулярностью гибнущих в забоях, чтобы собственной смертью заработать на жизнь своим вдовам и сиротам. Словом, жалко не только погибших 27 июля, но и тех, кому выпало жить дальше. Таких нас – миллионы, хотя это число сокращается из года в год, от трагедии к катастрофе. Все мы, уже пожизненно, и до самой смерти, - достойные всяческой жалости жертвы украинского капитализма. Вот только жалеют нас пока одни только попы и политиканы – своей волчьей жалостью” (РК. № 30(120). 2002).

Возникает только вопрос: к какому же классу относятся сами издатели “Рабочего класса” (редактор, он же председатель ВСР, член ЦК КПУ и депутат Верховной Рады Украины А. Бондарчук и иже с ними), которые пишут о своей “жалости” к рабочим? Ведь всякому человеку известно, что жалость встречается лишь между индивидами разного социального положения: богач может пожалеть нищего, подав ему милостыню, господин может пожалеть раба, освободив его на время от работы, наконец, человек может пожалеть кошку или собаку, приласкав и накормив ее. Отношения между равными людьми, братьями по классу знают такие понятия как дружба или вражда, солидарность или разобщенность, взаимовыручка или конкуренция, но не знают такого понятия как жалость. Для всякого уважающего себя человека, особенно трудящегося, рядового наемного работника (пролетария) подобная жалость сама по себе унизительна и оскорбительна. Именно о такой господской жалости русский народ сложил поговорку: “Пожалел волк кобылу – оставил хвост да гриву!”

Если партийная номенклатура и ее журналистская обслуга  и являются какой-то мере жертвами украинского капитализма, то попытки сталинистов примазаться к рабочему классу действительно выглядят довольно жалко. Пролетариям не нужна господская жалость, какого бы цвета она не была: сине-желтого, бело-красно-синего или красного. Пролетарии содержат своим трудом все общество, и они держат в своих руках приводные ремни этого мира. Говоря же о жалости к рабочим, КПУ и ВСР становятся в один ряд с теми же попами и политиканами с их волчьей жалостью, о которых пишет “Рабочий класс”. Да и выходили ли когда-либо из этого ряда идейные и организационные наследники КПСС?

Жалкие остатки бывшей номенклатуры (государственной буржуазии СССР) оказались в 1991 г. не удел после того, как их более шустрые и нахрапистые собратья по классу повыбрасывали своих менее поворотливых  чинуш, не успевших или не захотевших менять старые “красные” вывески и этикетки на новые “демократические”. Сегодня Зюгановы и Симоненко, Грачи и Воронины, размахивая нищенской сумой пролетариата подобно старой аристократии после буржуазных революций, пытаются вернуть себе власть, крича о своей борьбе за восстановление социализма (по сути государственного капитализма). На деле же вожди КПУ, КПРФ, ПКРМ и т.п. осколков ВКП(б)- КПСС никогда не упускают случая воспользоваться предоставляемыми правящим режимом кормушками и привилегиями, обеспечить те или иные бизнес-интересы.

О том, насколько близко КПУ стоит к рабочему классу говорит уже состав ее парламентской фракции. Среди 65 человек, которых Компартия Украины провела в Верховную Раду Украины в марте 2002 г., мы не увидим ни одного рабочего, учителя или крестьянина. Зато присутствуют: 42 депутата прежнего созыва, 3 генерала, 3 директора, генеральный прокурор Украины М. Потебенько (после выборов в апреле 2002 г перешел на работу в парламент), глава правления ЗАО “Укрпрофздравница” М. Лобода, бывший председатель Верховного совета Крыма Л. Грач, бывший в 1998-2000 председатель Верховной Рады Украины известный аграрный олигарх А. Ткаченко, бывший в 1990-1991 гг. первый секретарь ЦК КПУ С. Гуренко и т.п. публика.

3. “Революционный дух”. Кто его вытравил?tc "3. “Революционный дух”. Кто его вытравил?"

“Прискорбно осознавать, - пишет “Рабочий класс”, - как с помощью лживой пропаганды и горбачевщины в коммунистическом движении буржуазия сумела вытравить революционный дух из многих наших людей. Но в этом немалая вина и самих трудящихся. Дольше-то, что было раньше! 85 лет назад вооруженный народ кричал “Долой царя!”, но не “Долой Александра!”, а также “Вся власть советам!”…Потому что люди четко усвоили, что никто не даст избавленья: не бог, не царь и не герой, что добиться освобождения можно только своей собственной рукой” (РК. № 48(144). 2002). Поражает не только безграмотность автора в истории и орфографии (в 1917 г. был свергнут с престола не Александр, а Николай 2-й Романов, а слово “Советы” и тогда и позже до 1991 г. у нас писали с большой буквы), но и полное игнорирование им такой “мелочи”, как период сталинской контрреволюции, лежавший между эпохой революции 1917 г. и эпохой перестройки.

Сетуя на нехороших рабочих, которые не хотят поддержать Компартию в борьбе за реставрацию сталинско-брежневской системы, не хотят вновь подставить спины для партийных чинуш, то есть не проявляют в их понимании “революционного духа”, “Рабочий класс” всю вину за это сваливает на “горбачевщину”. Действительно, в 1905 и 1917 г. десятки народов Российской империи, “страны рабов, страны господ”, быть может впервые за свою историю выпрямили спины, сбросили с них эксплуататоров и почувствовали себя людьми. Но сил для удержания власти у пролетариев России тогда оказалось слишком мало, мир в целом еще не дозрел до перехода к бесклассовому обществу, и  вслед за эпохой Великой революции 1917 – 1921 гг. вскоре наступает темная ночь сталинизма, эпоха реакции, когда сталинская номенклатура ГУЛАГами и голодоморами не только согнула, но и сломала эти спины так, что на десятки лет воспитала в трудящихся рабскую покорность и веру в “доброе” государство и “доброго” вождя. И эту веру осколки КПСС культивируют до сих пор! Именно сталинский террор уничтожил в СССР революционные традиции классовой борьбы и классовой организации пролетариата.

Но поскольку классовое неравенство и эксплуатация человека человеком сохранялись и углублялись, то классовое сопротивление этому эксплуатируемых тлело всегда, и вырвалось наружу, как только появилась такая возможность. В эпоху горбачевской  перестройки, закончившейся буржуазно-демократической революцией 1989- 1991 гг., рабочий класс Украины и России пробудился от десятилетней спячки, открыто выступив на арену политической борьбы против правящей номенклатуры, сыграв ключевую роль в демонтаже сталинской системы. От хорошей жизни люди не выходят на улицы и не устраивают забастовок. Непосредственным поводом для стачки во многих городах Донбасса стало отсутствие таких товаров первой необходимости как мыло. Обзывая сегодня шахтеров “предателями социализма” и поливая грязью этот мощнейший после 1917 г. подъем рабочего движения, массовое пробуждение гражданской и классовой активности пролетариата, сталинисты всех мастей и оттенков проявляют лишь плохо прикрытую озлобленность бывших или нынышних рабовладельцев на своих восставших рабов.

К сожалению, кризис и агония государственного капитализма, долгие годы пресекавшего любые попытки классовой самоорганизации пролетариата, низкий уровень его политического сознания и отсутствие марксистской партии привели вскоре к деградации рабочего движения, которое стали использовать разные группировки буржуазии в борьбе за власть. Да и ситуация в экономике постсоветских республик в 90-е гг. не способствовала росту рабочего движения.

4. Экономический кризис 90-х гг. ХХ в.tc "4. Экономический кризис 90-х гг. ХХ в."

КПУ-шные писатели объясняют кризис 90-х очень просто: подлые агенты Запада и предатели развалили Советский Союз, уничтожили социализма и реставрировали капитализм. Поэтому во всем бывшем СССР народ нищает и вымирает. Даже некоторые люди, считающие себя марксистами, повторяют до сих пор, что развал экономики  и обнищание населения бывших республик СССР  - необратимые следствия их “колонизации” странами Запада, потери “экономической независимости”, превращения в источники сырья и рынки сбыта -  и т.п. патриотический бред.

Прежде всего нужно четко сказать, что никакого социализма  ни в СССР, ни где-либо еще на Земле никогда не было. Существовавший в странах так называемого соц. лагеря строй, при котором основная масса непосредственных производителей не имела ничего кроме своих способностей к труду и продавала их государству, а всеми средствами производства корпоративно владела правящая номенклатура, не мог быть ни чем иным кроме как государственным капитализмом, а правящая бюрократия, жившая за счет эксплуатации наемного труда, являлась в силу этого государственной буржуазией. Характерная для СССР и подобных ему стран форма государственного капитализма была относительно изолирована от остальной мировой капиталистической системы, хотя и оставалась всегда ее частью.

Экономика СССР была в свое время отгорожена от мирового рынка “железным занавесом”. Он не был совсем непроницаемым: советская государственная буржуазия продавала на Запад сырье (нефть, газ, лес, металл и др.), покупала технику, зерно, брала у Запада  кредиты (65 млрд. долл. внешнего долга СССР к 1991 г.). Однако, военно-политическое противостояние заставляло и западную буржуазию по ту сторону “занавеса”, и советскую номенклатуру (госбуржуазию) по эту сторону искать поддержки у своих рабочих, давая им взамен определенные социальные гарантии. Развал “мировой социалистической системы” был выгоден как отечественным (государственным), так и западным частным капиталистам. Этот развал избавил их от указанной выше необходимости. Но у него были и более глубокие причины.

Дальнейшее развитие даже относительно замкнутой  экономики госкапиталистичексих стран было невозможно без полного включения их в мировой рынок товаров, капиталов и рабочей силы. Еще в середине ХIХ в. основатели марксизма К. Маркс и Ф. Энгельс писали: “Буржуазия путем эксплуатации всемирного рынка сделала производство и потребление всех стран космополитическим. К великому огорчению реакционеров она вырала из-под ног промышленности национальную почву. Исконные национальные отрасли промышленности уничтожены и продолжают уничтожаться с каждым днем. Их вытесняют новые отрасли промышленности, введение которых ставится  вопросом жизни для всех цивилизованных наций,  - отрасли, прерабатывающие уже не местное сырье, а сырье, привозимое из самых отдаленных отраслей земного шара, и вырабатывающие фабричные продукты, потребляемые не только внутри данной страны, но и во  всех частях света. Вместо старых потребностей, удовлетворяшихся отечественными продуктами, возникают новые, для удовлетворения которых требуются продукты самых отдаленных стран и самых различных климатов. На смену старой местной и национальной замкнутости и существованию за счет продуктов собственного производства приходит всесторонняя связь и всесторонняя зависимость наций друг от друга. Это в равной мере относится как к материальному, так и к духовному производству. Плоды духовной деятельности отдельных наций становятся общим достоянием. Национальная односторонность и ограниченность становятся все более и более невозможными, из множества национальных литератур образуется одна всемирная литература.“ (“Манифест Коммунистической партии”).

В.И. Ленин в свое время доказал, что для высшей стадии развития капитализма (империализма) характерен экспорт капитала из развитых стран в развивающиеся. В полной мере это справедливо и сегодня. Зачем, скажем, американскому или германскому капиталисту  тратить деньги на развитие производства у себя на родине, если в отсталых странах, таких как Украина, они могут найти рабочую силу в десятки раз дешевле, чем в США или ФРГ? Если в промышленности стран Евросоюза средняя зарплата за 2001 г. составила 22,3 евро в час, в США – 17,5 евро в час, то в промышленности Украины за сентябрь 2002 г. средняя зарплата составила 91,8 евро в месяц (См. МЭМО. 2002. № 2. С.5; ПЗ. 2002. № 41. С.6).

Следствием этих процессов стало постепенное перемещение промышленного производства в развивающиеся страны. Их доля в мировом промышленном производстве возросла с 13,64 % в 1913  до 23,03 % в 1990 и 34,45 % в 2000 г. Тогда как доля развитых стран Запада постепенно снижается до уровня их доли в мировом населении: доля развитых стран Запада в мировом промышленном производстве сократилась с 68,18 % в 1913 г. до 59,51 % в 1990 и 56,12 % в 2000 г., а их доля в мировом валовом внутреннем продукте – соответственно с 63,19 % в 1913 г. до 55,08 % в 1990 и 51,00 % в 2000 г. (Болотин Б. Мировая экономика за 100 лет// МЭМО. 2001. № 9.С.97, 107). Очевидно, что в ХХІ веке эти процессы будут продолжаться.

Полное включение (вбрасывание) экономики бывших “социалистических” стран в мировой рынок сопровождалось разрушением и реструктуризацией в них целого ряда отраслей промышленности, что позволило резко снизить цены на рабочую силу и средства производства. Неработающие предприятия  стоят гораздо дешевле работающих. За период 1991 – 2001 гг. по официальным данным в Украине реальный валовый внутренний продукт снизился в 1,9 раза, численность занятых – на 18%, реальная зарплата – в 2,6 раза (УАП. 2002. №6. С.12). Массовая безработица  и многомесячные задержки зарплаты обусловили деклассирование и деградацию пролетариата: рабочие превращаются в торговцев, огородников, бомжей. В условиях экономического спада угасает и классовая активность пролетариата. Количество участников забастовок в Украине сократилось с рекордного уровня 293,1 тыс. чел. в 1989 г. до 20,6 тыс. в 2000 г. (УАП. 2002. № 1. С.3).

Основными, наиболее распространенными формами борьбы рабочих против наступления капитала на их права стали иски в суд и выезд на заработки за рубеж. Иски в суд по поводу задолженности по зарплате в 1999 – 2000 гг. стали самым массовым видом дел, рассматривавшихся судами Украины. Несмотря на угрозы  и уговоры администрации (“Из-за вас остальные не могут получить зарплату!”, “Те, кто подает в суд, у нас не останутся!” и т.п.) сотни тысяч пролетариев Украины подавали заявления в суд на свои предприятия и добивались через суд своих заработанных денег.

Выезд на заработки за рубеж  на время или навсегда был пассивной формой классовой борьбы еще в средние века. В эпоху феодализма крепостные крестьяне бежали от своих помещиков в города или другие области страны: в XVI – XVIII вв. в России крестьяне и холопы бежали на Дон, в Украине – на Запорожскую Сечь, в XIX в. крепостные бежали даже на шахты Донбасса. Историки считают это бегство одной из пассивных форм классовой борьбы. Сегодня украинские рабочие бегут от своих капиталистов в Россию, Италию, Испанию, Грецию, Польшу, Чехию, Португалию, Нидерланды, США, Канаду и т.д., соглашаясь там на самые варварские условия труда. Более 2/3 граждан Украины,  работающих за границей, имеют трудовой день свыше 10 часов. Лишь 11,6 % из них имеют письменный договор с работодателем (УАП. 2001. № 8. С.44).

Данные выборочного обследования Госкомстата Украины (март 2001) позволяют оценить число работающих за рубежем граждан Украины цифрой около 1,2 млн чел. (Там же). Заместитель директора Института социологии НАН Украины Николай Шульга  считает, что за границей работает 3-3,5 млн граждан Украины, не считая  тех, чкто выезжает на летние заработки, а вместе с ними их численность достигает 5 млн. чел. (“Молодь України”. 4.04.2002). По данным уполномоченного по правам человека Верховной Рады Украины Нины Карпачевой, за рубежом постоянно или временно работает до 7 млн. граждан Украины (ВЗ. 5.09.2002). Около 3 млн. из них работает в России, до 1 млн.  – в Италии. Недавно Украинская греко-католическая церковь даже назначила своего епископа в Италию для духовного надзора за паствой.

Социал-шовинисты и филистеры от КПУ сегодня льют крокодиловы слезы по поводу сбежавшей от отечественного капиталиста рабочей силы. Вот заметка из газеты “Коммунист” (№ 99 от 11.12.02): “По различным оценкам за границей сегодня работают от 1,5 до 5 млн. украинцев. Из одной только Львовской области на заработки за границу выехало около 600 тыс. человек. Средний возраст мигрантов составляет 35-45 лет. Как сообщил директор Института экономического прогнозирования Евгений Медведев, украинские мигранты получают за границей 500-600 долл. в месяц, а сама Украина теряет при этом около 10 млрд. долл. из-за оттока рабочей силы”. Интересно узнать, где в Украине могли устроиться эти 5 млн. человек, если в нашей стране уже 2,5 млн. человек не имеют постоянной работы? У кого в карманах и на чьих счетах могли появиться эти 10 млрд. долл., если бы эти 5 млн. человек остались в Украине и работали практически задаром (ибо “наши” буржуи предпочитают заплату или платить продукцией – от водки до комбикормов - , или не платить ее вовсе)? Ответ понятен: те же украинские капиталисты (Пинчуки, Звягильские, Ткаченко, Тимошенко, Симоненко и т.д.) получили бы еще 10 млрд. долл. от дармового труда этих 5 млн. человек, построили бы себе еще несколько особняков на Кипре или на Багамах. Как видим в газете “Коммунист” “отечественный производитель” (то бишь украинский капиталист) откровенно жалуется на свою тяжкую долю, как тот Волк на Красную шапочку: “Вот, мол, сбежала и мои пирожки унесла!”

С точки зрения пролетариата, это “бегство”  безусловно имеет прогрессивное значение. Трудовые миграции говорят о включении Украины в мировой рынок рабочей силы, способствуют выравниванию цен на нее в разных регионах мира,  росту зарплаты в самой Украине. Разрушается обособленность пролетариев разных стран, формируется единый мировой пролетариат. Поэтому, кстати, рабочие развитых стран Запада заинтересованы в том, чтобы  зарплата рабочих Украины и России была такой же, как у них, а капиталисты и западные, и отечественные, как раз наоборот, стремятся разделить рабочих и по уровню зарплаты в том числе.

5. Украина на переломе: подъем начала ХХІ века.tc "5. Украина на переломе\: подъем начала ХХІ века."

В начале ХХІ века переходный период от государственного капитализма к частновладельческому практически завершен. Основная масса средств производства уже в руках частных буржуа (разного рода ЗАО, ОАО, ООО, СП, ЧП и т.п.). Передел собственности почти завершен. Новым хозяевам нужна прибыль, а не простои. В большинстве стран СНГ мы наблюдаем экономический рост. Промышленность Украины постепенно начинает восстанавливать объемы производства. В 2001 г. в ней зафиксирован рост промышленно продукции на 14,2 %.

Это увеличило и спрос на рабочую силу на внутреннем рынке. Сокращается численность работающих в условиях неполной занятости: число лиц, находившихся в неоплачиваемых отпусках сократилось с 2,7 млн. чел в 1998 г. до 935 тыс. в 2001 г., Численность работающих неполный рабочий день – с 2,1 млн. чел. в 1998 г. до 1,7 млн. в 2001 г. Уровень безработицы, определенный по методике МОТ, сократился с 12,5 % в 2000 г. до 11,8% в 2001. Уровень зарегистрированной безработицы соответственно снизился с 5,5 % до 5 %. При том, что все экономически активное население трудоспособного возраста в Украине исчисляют в 21,2 млн. человек, а по найму работает около 18 млн. чел.  (УАП. 2002. № 5. С.5-11). По словам украинского журнала “Економіст” (2001. №11. С.31), “с начала года также наблюдается увеличение спроса на рабочую силу, что главным образом обусловлено общим экономическим ростом, а также повышением макроэкономической стабильности. С начала года спрос на рабочую силу вырос более чем на 60 %”. Если в начале 2001 г. на одно свободное рабочее место приходилось 17 зарегистрированных безработных, то в начале 2002 г.  – 10-11 человек.

Угроза потерять рабочую силу из-за трудовой миграции, массовые иски в суд, стихийные выступления, не регистрируемые статистикой (остановки работы на несколько часов с митингами перед администрацией предприятий или городов, перекрытиями дорог) в  таких условиях заставили капиталистов погасить большую часть долгов по зарплате (общая задолженность сократилась с 7,5 млрд. грн.  осенью 1999 г. до 2 млрд. осенью 2002 г.) и даже повысить ее средний уровень. За 2001 г. реальная зарплата возросла в Украине в среднем на 19,3 % (ПЗ. 2002. № 12. С.9).

Продолжается этот рост и в 2002 г. Еще в августе 2002 г. тогдашний премьер-министр А. Кинах заявил, что “у нас средняя зарплата уже выше прожиточного минимума”. Быть может, что “у них” зарплата уже давно выше. Но все дело в том, что “они” своей средней с нами добровольно не поделятся. В 2001 г. в Украине средняя зарплата была 311 грн., а 74 % работающих получали менее 300 грн. (УАП. 2002. № 5. С.10). В сентябре 2002 г. средняя зарплата в экономике Украины составляла 391,14 грн. (ПЗ. 2002. № 42. С.6), а прожиточный минимум на одного трудоспособного в Украине установлен в 365 грн. Исходя из этих данных, можно утверждать, что и в 2002 г. 3/4 наемных работников в Украине получали зарплату ниже официального прожиточного минимума.

Повышение спроса на рабочую силу на внутреннем рынке труда обусловило и восстановление социальной роли пролетариата. Прекращается его деклассирование и деградация, рабочий класс Украины восстанавливает свои силы. На общем фоне апатии, пассивности и подавленности появляются новые ростки классового сопротивления. Положительные сдвиги в классовом сознании пролетариата зафиксированы уже в 2002 г. Если с 1996 по 2001 г статистика отмечала постоянное снижение числа забастовок и их участников, то в 2002 г. впервые за пять лет отмечен рост числа стачек. Лишь в октябре 2002 г. бастовало 130 шахт и 72 школы Украины (в 2000 г всего в забастовках участвовало 76 предприятий). (ВЗ.17.10.02.; УАП. 2002. №1.С.3). Причем новым явлением стали забастовки с требованием не только погашения долгов по зарплате, а повышения ее уровня.

Какая-то часть из этих забастовок носит еще директорский характер, то есть организованы по заданию владельцев или дирекции, когда пролетарии вынуждены в добровольно-принудительном порядке защищать клановые интересы своего классового врага. К таким относятся забастовки с требованиями “субсидий для спасения отрасли” (что реально чаще всего есть спасение проворовавшихся директоров), в форме неотгрузки продукции заказчику (когда шахта уголь добывает, но не отгружает), или вот свежий пример: 23 декабря 2002 г. на киевском заводе “Ленинская кузница” была объявлена “политическая” забастовка с требованием освободить из-под ареста директора завода П. Блиндаря. Ради этого профком вывел рабочих даже под стены Генпрокуратуры Украины. Надо сказать, успешно: в тот же день директора освободили. Завод входит в концерн “Укрпроминвест” (почетный президент – один из лидеров блока “Наша Украина” П. Порошенко). Впрочем, директорские акции чаще всего не являются стачками в собственном смысле этого слова, хоть их и широко рекламируют именно как забастовки. Такие акции проводятся большей частью без остановки производства: просто часть рабочих посылают с плакатами на какое-нибудь видное место. Остановка  производства есть потеря прибыли для хозяев, а этого капиталист не может допустить.

6. Стачка львовских учителей как зеркало классовой борьбы в Украине.tc "6. Стачка львовских учителей как зеркало классовой борьбы в Украине."

Являются ли учителя пролетариями? Этот вопрос для любого марксиста является главным, когда речь заходит об отношении к учительским забастовками. Ни Маркс, ни Ленин в свое время не причисляли учителей к рабочему классу. Но какую роль играли в обществе учителя тогда и сейчас? Как изменился за это время состав самого пролетариата?

С тех пор, как человечество разделилось на классы эксплуатируемых и эксплуататоров, угнетенных и угнетателей, с тех пор знания и информация стали привилегией богатых, уделом правящего класса. У непосредственных производителей не было ни возможности получать образование, ни потребности в этом.  В условиях ручного труда и натурального хозяйства даже умение читать и писать было ни к чему. Земские учителя и статистики в России в конце ХІХ в. обнаружили удивительный факт: через 10-20 лет после окончания земских или церковно-приходских школ часть их выпускников утратила навыки чтения, письма и арифметики. В крестьянском хозяйстве это все не пригодилось. Если ? населения было неграмотно, а среднее образование могли получить лишь обеспеченные, привилегированные слои общества, то и сами учителя гимназий, как культурная обслуга  господствующего класса, имели сравнительно высокий уровень жизни.

С переходом от феодального общества к капиталистическому, который был завершен в СССР только в период индустриализации, роль образования резко изменилась. Современное капиталистическое производство требует грамотного и квалифицированного рабочего, и чем более развита стран, тем выше там уровень техники, тем более образованная там рабочая сила. Всеобщее среднее образование становится необходимым во всех капиталистических странах. В Японии и Швейцарии его ввели еще в последней трети ХІХ. Средние школы превращаются в “фабрики просвещения”, поставляющие на рынок труда образованную рабочую силу. В составе самого рабочего класса снижается доля занятых физическим трудом и растет доля умственного, инженерно-технического труда. Учителя средних и профессионально-технических учебных заведений по своему положению приближаются к квалифицированному рабочему, представляя по сути наиболее образованную часть пролетариата, т.е. рядовых наемных работников, живущих за счет продажи своих способнистей к труду.

Нам могут возразить: учителя имеют “левые” доходы в виде частных уроков и разного рода поборов с учеников и родителей. Разберем этот аргумент. Большинство водителей автотранспорта, сантехников, электриков и т.п. также имеют “левые” доходы, но почеиу-то никто из марксистов до сих пор не предлагал исключить их на этом основании из состава рабочего класса. Сейчас в Украине, по словам министра образования В. Кременя, средняя зарплата педагога в школах 255 грн. Это с учетом надбавок за стаж, квалификацию, классное руководство и т.п. Выпускник вуза, пишедший на работу в школу, получает 167 грн. при прожиточном минимуме 365 грн. Стоит ли удивляться, что основную массу учителей в школах Украины соствляют женщины предпенсионного и пенсионного возраста, вынужденные жить или на зарплату мужа, или искать иные, “левые” заработки.

Учителя в Украине, как и прочих странах бывшего СССР, прочно занимают второе место после шахтеров по количеству участников забастовок. Среди учителей Украины здесь лидируют львовяне. Сталинский режим был сущестовал здесь меньше, чем на Востоке Украины и его последствия здесь ощущаются слабее. Да и пример соседей с Запада действует сильнее: есть у кого поучиться отстаивать свои права.

Забастовка была организована Львовским городским профсоюзом педагогических работников Всеукраинского объединения солидарных тружеников (ЛГППР ВОСТ). Стачка началась 15 октября 2002 г. и охватила 72 школы Львова. Координационный совет стачкомов объявил бессрочную забастовку с требованием повышения зарплаты учителей до уровня средней в промышленности (на октябрь 2002 – 507 грн. в месяц), как это декларирует “Закон об оразовании” 1997 г. К забастовке присоединилось учителя нескольких городов Львовской области. Учителя Ивано-Франковска провели митинг перед зданием обладминистрации  зез объявления забастовки.

Подготовку к стачке ЛГППР ВОСТ  начал еще в августе, когда была проведена конференция стачкомов и переизбран их координационный совет (председатель Игорь Шлапак). “Если в демократической стране человек рождается и уже имеет права, то в Украине все по другому. Право – это не то, что на бумаге, а то, чего мы добились. Такова реальность,” – прозвучало на конференции стачкомов. “Продолжается голодомор, но 2002 г. Зарплата учителя – свидетельство продолжения геноцида против нации” (ВЗ. 29. 08. 02). Иллюзии по поводу буржуазной демократии и нации еще характерны даже для самых предовых отрядов пролетариата Украины.

Чтобы не допустить стачки, власти использовали и кнут и пряник. Областной суд вынес решение о том, что требования учителей незаконны. Незаболго до стачки обладминистрация выплатила всем учителям ко дню учителя премию в размере месячного оклада. Напомним, что забастовки учителей во Львове и других городах против задолженности по зарплате происходили и в 2000, и 2001 гг., и сейчас практически по всей Украине зарплату в школах выплачивают вовремя. Чтобы спустить стачку на тормозах, власти привлекли профсоюз работников образования и науки Федерации профсоюзов Украины. Этот осколок ВЦСПС выслуживаясь перед властями провел даже образцово-показательную забастовку в школах двух районов города 11 октября. Учителя один день просидели в закрытых школах, после чего им сказали, что дальше бастовать бесполезно.

Действия профсоюза педагогических работников ВОСТ были более активны. 15 октября, прекратив занятия в 72 школах города, координационный совет стачкомов провел театрализованный открытый урок под стенами обладминистрации. Учениками переполненного класса сельской школы были “губернатор”, “министр”, “мэр” и др. Учительница задавала им вопросы: “Когда принесете деньги на ремонт школы?”, “Можно ли учиться по современным программам и учебникам?”… Учителя выставили также пикеты пред зданием областного суда и перед теми школами, которые отказались от участия в забастовке. Характерно, что некоторые из них закрыла санэпидемстанция из-за того, что в них не включили отопление. Стачка продолжалась до 18 октября, после чего была приостановлена: учителя дали властям время на раздумье. Губернатор Львовской области М. Янкив создал рабочую группу для урегулирования ситуации. (ВЗ. 17. 10. 02).

Профсоюз работников образования и науки ФПУ развил бурную деятельность по недопущению “дурного примера” львовян на всю Украину. Под стены Верховной Рады были спешно свезены  со всех областей штатные профсоюзные боссы и статисты, чтобы показать как этот профсоюз героически борется за права учителей. Неожиданно нашлись и силы, и средства для командировки в Киев сотен профсоюзных функционеров, которых никогда не видно и не слышно ни в одной забастовке или при составлении иска в суд по поводу нарушения элементарных прав наемных работников.

После того как пар недовольства вышел, и массы учителей Украины, посмотрев по телевизору пикетирование Верховной Рады “своим” профсоюзом, поверили, что все возможное уже сделано, и дальше бороться бесполезно, последовала расправа. В декабре львовский городской голова Л. Буняк издал распоряжение: высчитать из зарплаты всех учителей, принимавших участие в стачке 15-18 октября по 60-70 грн. за “прогулы”. Основание – статья 28 Закона Украины “О порядке разрешения коллективных трудовых споров”, которая гласит, что “время стачки работникам, которые в ней учатсвую, не оплачивается”.

Председатель профсоюза педработников Львова Андрей Соколов заявил по этому поводу: “Мы надеемся, что эти деньги власть вернёт учителям в виде премий или помощи на оздоровление. С юридической точки зрения власть этого делать не обязана, но с моральной…” (ВЗ. 12. 12. 02). Так и хочется вспомнить диалог незабвенного фельдкурата Отто Каца со своим кредитором из “Швейка” Ярослава Гашека:

“– Вы пришли получить деньги по векселю, если не ошибаюсь? – спросил фельдкурат своего гостя.

- Да, и надеюсь…

Фельдкурат вздохнул.

- Человек часто попадает в такое положение, когда ему остается только надеяться. О, как прекрасно звучит слово “надейся”, из того трилистника, который возносит человека над хаосом жизни: вера, надежда, любовь…

- Я надеюсь, господин фельдкурат, что сумма…

-  Безусловно, многоуважаемый, - перебил его фельдкурат. - Могу еще раз повторить, что слово “надеяться” дает человеку силы в его житейской борьбе. Не теряйте и вы надежды…”

Как читатель  уже догадался, эта благочестивая проповедь продолжалась до того момента, когда фельдкурат Отто Кац приказал своему денщику Швейку  спустить кредитора с лестницы.

В 1917 г. рабочие России и Украины научили пролетариев многих стран мира не надеяться на господкую милость и жалость, они взяли власть в свои руки и выгнали помещиков и капиталистов. Предприятиями стали управлять выборные фабрично-заводские комитеты, городами – избранные от каждого предприятия Советы рабочих депутатов, порядок поддерживала рабочая Красная гвардия.   Увы, силы рабочего класса всего мира  и уровень его развития тогда еще были слишком слабы, чтобы удержать власть. Пролетарская диктатура, изолированная в отсталой России, вскоре была задушена изнутри бюрократией. Лучшая часть рабочего класса погибла на фронтах гражданской войны. Пользуясь этим, номенклатура выхолостила все рабочие организации (профсоюзы, Советы, пролетарскую партию), превратив их в послушные придатки госаппарата. Несогласных (Союз марксистов-ленинцев М. Рютина, группу демократического централизма, “Рабочую Правду”, Левую оппозицию и т.д.) стёрли в лагерную пыль.

Но огонь пролетарской революции не исчез бесследно. Пример российских рабочих воодушевил пролетариев Европы и Америки, продолживших революционные традиции в ХХ в. С этим вынуждены были считаться и капиталисты. Уже в январе 1919 г. ведущие державы Запада подписали международную конвенцию о 8-часовом рабочем дне. Да и сейчас западные рабочие не надеются на милость хозяев. Вот два последних примера.

В конце сентября объявили забастовку докеры всех портов западного (тихоокеанского) побережья США. Владельцы портов приняли программу модернизации портов, предусматривавшую сокращение 1/3 рабочих мест. В ответ профсоюз докеров объявил забастовку с требованием обеспечить всех работой. Одиннадцать дней стояли все порты западного побережья США. Убытки американской экономики от этой стачки оценивают в 19 млрд. долл. Президент США Дж. Буш лично вмешался в трудовой конфликт, приостановив стачку на 80 дней своим указом.

16 декабря Германию охватила стачка работников городского транспорта, некоторых коммунальных служб и наземных служб аэропортов. В связи с произошедшим за этот год повышением цен стране среднем на 3 % профсоюзы требуют повышения на 3,5 % заработной платы. (Deutsche Welle).

Государственные чиновники и буржуазные экономисты очень любят подсчитывать экономический ущерб от забастовок, потери от неотработанных человеко-дней. Однако, еще никем не подсчитано какой эффект приносят экономике страны стачки, окончившиеся победой бастующих и выплатой им зарплаты или повышением ее? Насколько при этом возрастет платежеспособный спрос населения? розничный товарооборот? производство товаров широкого потребления?

Намного более важным, чем экономическое, является политическое значение стачек. Очень точную оценку их роли в классовой борьбе мы находим в трудах В.И. Ленина: «когда рабочие сообща заявляют свои требования и отказываются подчиняться тому, у кого толстая мошна, тогда рабочие перестают быть рабами, они становятся людьми, начинают требовать, чтобы их труд не шел только на обогащение кучки тунеядцев, а давал возможность работающим жить по человечески. Рабы начинают заявлять требование сделаться хозяевами, работать и жить не так, как хотят помещики и капиталисты, а так, как хотят сами трудящиеся. Стачки потому и внушают всегда такой ужас капиталистам, что они начинают колебать их господство...

Стачки приучают рабочих к объединению, стачки показывают им, что только сообща могут они вести борьбу против капиталистов, стачки научают рабочих думать о борьбе всего рабочего класса против всего класса фабрикантов и против самовластного полицейского правительства. Вот почему-то социалисты и называют стачки «школой войны», школой, в которой рабочие учатся вести войну против своих врагов за освобождение всего народа и всех трудящихся от гнета чиновников и гнета капитала.»( Ленин В. И. ПСС. Т.4. С.292-296.) Однако одними стачками уничтожить существующую систему невозможно. Уступив в одном месте, правящий класс всегда найдет возможность усилить эксплуатацию и сократить рабочие места в другом.

Развитие капитализма носит циклический характер: периоды подъема сменяются кризисами и депрессиями и наоборот. Поэтому капиталистическое производство неизбежно периодически сталкивается с кризисами сбыта, которые превращаются в экономические кризисы для целых регионов мира. Разрушая целые отрасли промышленности, разрушая национальную замкнутость и территориальную ограниченность хозяйства отдельных народов, капитализм преодолевает местные, частичные кризисы, но готовит почву для кризиса глобального, всеобщего.

Ликвидация обособленности пролетариата Украины (как и всего бывшего “соц. лагеря”) от остального мира, постепенное слияние рабочих всех стран в единый мировой пролетариат будут способствовать формированию единых традиций и навыков классовой борьбы, борьбы за право на жизнь и право быть людьми, а не рабочим скотом на этой Земле. И в этой борьбе пролетариям стоит запомнить слова поэта Игоря Губермана:

Чтоб выжить и прожить на этом свете

Пока Земля не свихнута с оси

Держи себя на тройственном запрете:

Не бойся, не надейся, не проси.

Список сокращений:

ВЗ – газета “Високий замок” (Львів)

МЭМО – журнал “Мировая экономика и международные отношения” (Москва).

ПЗ – газета “Праця і зарплата” (Київ)

РК – газета “Рабочий класс” (Киев)

УАП – журнал “Україна:аспекти праці” (Київ)

 

На развитие сайта


Реставрация капитализма в СССР

 

Это наверное первый наиболее полный и комплексный анализ причин приведших к катастрофе СССР в 1991 году.

Автор - заслуженный ветеран европейского рабочего и коммунистического движения, известный германский ученый и антифашист.

Данный труд написан простым и доступным языком, отлично переведен на русский и лишен излишнего академизма, а также сложных и ненужных языковых построений.

Сам Вилли Диккут прекрасно говорил по-русски. Он также не из книг был знаком с жизнью в СССР, где трудился на уральских заводах еще в 20-30 годы, где у него осталась первая семья и множество друзей.

Он учит:

..."ХХ Съезд КПСС обозначил приход к власти мелкобуржуазной переродившейся бюрократии, которая незаметно смогла развиться в партийном, государственном и экономическом аппаратах СССР. Это было наиболее значительным поражением, которое революционное рабочее движение испытало за последнее столетие"...

 

В целом данный серьезный теоретический труд читается легко и приятно, что называется "на одном дыхании".

И если Вы интересуетесь политикой книга "Реставрация капитализма в СССР" будет Вам просто необходима, как для саморазвития, так и для участия в спорах и дискуссиях по тем или иным актуальным современным вопросам

 

Цена на книгу Вилли Диккута «Реставрация капитализма в СССР» 150 руб + стоимость доставки по почте (около 50 рублей)

Способ оплаты - электронные деньги или почтовый перевод

Заказы посылайте на 5425421@gmail.com

Издательство: Слово, Победа (2004)

ISBN: 5-221-00007-7

Объём: 500 стр.

Формат: 84x108/32