МЛП

Пролетарии всех стран соединяйтесь!

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Home Теория ГЛАВА XVI XIV конференция и XIV съезд. Задачи партии

ГЛАВА XVI XIV конференция и XIV съезд. Задачи партии

E-mail Печать PDF

Новый кризис рабоче-крестьянского блока. Постановления XIV конференции но крестьянскому вопросу. XIV конференция о рабочем классе и промышленности. О строительстве социализма в одной стране. Начало «новой оппозиции». Плата Форма новой оппозиции перед съездом. Октябрьский пленум ЦК. Дискуссия перед съездом Отчет ЦК на XIV съезде. Линия оппозиции. Резолюция по отчету ЦК. Постановления XIV съезда. После съезда.

 

Новый кризис рабоче-крестьянского блока.


Основным политическим фактом нашей внутренней  жизни во второй половине 1924 года нужно считать заметный рост активности крестьянских и пролетарских масс. Особенно чувствительно на первых порах этот рост дает себя знать среди крестьянства. В 1922 — 23 гг. наше сельское хозяйство сделало огромный шаг вперед. Неурожай 1924 года, в связи с накопляющимся избытком рабочей силы в деревне, не находившим себе достаточного приложения в промышленности, а также в связи с тяжестью сельскохозяйственного налога, ухудшил положение крестьянства. Помимо всего прочего, он дал почувствовать все еще высокий уровень цен на промышленные продукты и далеко не ликвидированные недостатки нашего товаро-проводящего аппарата.

На ряду с этим, при безостановочном росте культурного и политического развития крестьянских масс, для них становились все более обременительны и невыносимы <маленькие недостатки механизма» нашего сельского советского аппарата. Тов. Сталин в своих «Вопросах и ответах» очень метко изобразил эти недостатки.

" До сего времени дело обстояло так, что в целом ряде районов деревней управляла маленькая группа людей, связанная больше с уездом и губернией, чем с населением деревни. Это обстоятельство вело к тому, что правители деревни больше всего глядели вверх, на уезд, и меньше всего вниз, на население деревни, чувствовали себя ответственными не перед деревней, не перед избирателями, а перед уездом и губернией, не понимая, очевидно, что "верх" и "низ" представляют тут одну цепь, и если цепь порвалась внизу, то должна пасть вся цепь. Результатом "этого были бесконтрольность, самоуправство, произвол правителей, с одной стороны, недовольство и ропот а деревне — с другой...

До сего времени дело обстояло так, что в целом ряде районов выборы советов в деревне представляли не действительные выборы, а пустую "канцелярскую процедуру протаскивания «депутатов», путем целого ряда ухищрений и нажима со стороны узкой группы правителей, боящихся потерять власть. Результатом этого было то, что советы из органов, близких и родных массам, рисковали превратиться в органы, чуждые массам, а руководство крестьянством со стороны рабочих, эта основа и крепость диктатуры пролетариата, рисковала повиснуть в воздухе».

Эти методы «командования» крестьянством, унаследованные от военного коммунизма,  несоблюдение революционной законности, недостаточное внимание со стороны местного советского аппарата растущим потребностям крестьянства, в свою очередь, способствовали ухудшению настроения крестьянских масс.
При наличности некоторого усиления кулачества — слоя, который по самому своему положению не мог питать к Советской власти никаких дружественных чувств, создавалась прямая опасность, что на этой почве кулачеству удастся привлечь на свою сторону основную массу нашего крестьянского населения — середняка. 

К этому нужно еще добавить, что неумелая политика хлебозаготовительных органов осенью 1924 года привела к тому, что во многих местах беднота, после снятия урожая, продала свой хлеб по низким лимитным ценам, а через несколько месяцев вынуждена была, с отменой лимитов, покупать его по высоким. Таким образом, беднота, больше всего пострадавшая от неурожая, сильней всего чувствовавшая высокие цены на промышленные продукты и аграрное перенаселение, также не имела оснований быть особенно довольной.

В результате этого, ухудшающееся настроение деревни уже в начале осени дало себя знать целым рядом очень тревожных признаков. Началось дело с августовского грузинского восстания. Провоцированное иностранными империалистами, устроенное меньшевиками на их деньги, это восстание, в несколько дней ликвидированное, встретило, однако, некоторое сочувствие не только бывших дворян и безработной интеллигенции, но также некоторой, хотя и очень небольшой части крестьянства. Что было особенно характерно, сочувственное отношение к восстанию проявилось в самых бедняцких, полупролетарских районах Грузии (Гурии и Мингрелии). Выяснение причин недовольства тамошнего крестьянства вскрыло три основных источника этого недовольства:

1) Крайнее перенаселение и земельная теснота при отсутствии или недостаточности побочных заработков, которыми в преж­нее время занималось население этих районов;

2) недоступность для населения промышленных товаров, благодаря их дороговизне (па этой почве распространялись меньшевиками мухи, что в случае перехода к ним власти, английское правительство снабдит Грузию дешевыми товарами);

3) слабая связь населения с местным советским аппаратом и неудовлетворительность этого последнего.

Почти непосредственно после грузинского восстания начались перевыборы сельсоветов по всему Союзу. Эти перевыборы дали картину давно небывалого абсентеизма. В отдельных местах количество участвовавших в выборах кре­стьян спускалось до 7 — 10%.

Несомненно, растущая крестьянская активность обходила Советы, нахо­дила себе какие-то другие пути. Это создавало для нашей партии весьма опасную перспективу. Тем более, что как раз осенью 1924 года произошло некоторое ухудшение нашего международного положения. Английское .рабочее правительство Макдональда, заключившее с нами договор, уступило' место консервативному правительству, которое сейчас же отменило этот договор и приступило к самой интенсивной дипломатической кампании против Совет­ского Союза.

Постановления XIV конференции по крестьянскому вопросу

Вопрос о политике партии на селе был поставлен ребром  на пленуме. ЦК РКП в октябре 1924 года. Ряд практических предложений, разработанных этим пленумом, получил окончательную формулировку в решениях XIV партконференции, собравшейся в конце апреля 1925 года.

Конференция взяла твердый курс на ликвидацию остатков военного коммунизма в деревне как в области экономических отношений, так и в области политической.

В чем это выразилось? Прежде всего в том, что были убраны прочь всякие рогатки, стесняющие развитие производительных сил деревни и способство­вавшие аграрному перенаселению: обеспечивалась свобода накопле­ния для крестьянского хозяйства, жившего до сих пор под вечной угрозой реквизиций, черных переделов, раскулачивания. Этим создавался огромный импульс к поднятию интенсивности труда, улучшению хозяйства, введению трудоемких культур. Облегчались условия аренды, и тем создавалась возмож-ность обработки пустующих земель, вместе с тем облегчались и условия найма, при сохранении строгой охраны интересов нанимаемых. Вместе с тем, облегчалось значительно в экономическом и правовом отношении положение кустарей, что естественно открывало известный канал применению избыточ-1 пого труда, а вместе с тем создавало лишний источник снабжения деревни нужными ей товарами; при обостряющемся товарном голоде это имело очень большое значение.
Конференция, таким образом, твердо стала на путь развязывания товарных отношений в деревне, которое должно было повести к поднятию благо¬состояния всего крестьянства, к расширению емкости деревенского рынка для \ продуктов промышленности. Тут естественно перед конференцией  стояла опасность    дальнейшего     усиления     дифференциации и роста кулачества. Что кулачество также должно было воспользоваться свободой накопления, облегчением условий аренды и найма, не подлежало никакому сомнению. Но это не смущало нашу партию. Партия развертывала в деревне те же самые товарные отношения, которые она раньше развернула в городе. Года два-три назад это было опасно. Кулак был совершенно независим от нас, жил маленьким царьком в деревенском миру, потому что мы не имели крепкой государственной промыш-ленности, не имели системы государственного кредита, не имели твердой денежной валюты.

Теперь Советская власть, опираясь на мощную промышленность, финансовый аппарат и кредитную систему, могла с большей или меньшей свободой регулировать  кулацкое  накопление.

Но основной вопрос заключался вовсе не в кулаке. При национализации земли и при наличности власти в руках рабочего класса кулак не мог быстро развиться. Основной экономической (а стало-быть и политической) силой на селе оставался середняк. На поднятие середняцкого хозяйства прежде всего были рассчитаны постановления XIY конференции. Исхода из этого, государство и партия должны были позаботиться о перспективах развития середняцкого хозяйства. Выдвигалась, в связи с этим, необходимость развития отраслей промышленности, перерабатывавших сельскохозяйственные продукты. Но основное значение приобретала кооперация. Ленин недаром назвал кооперацию таким видом строительства социализма, в котором может принять участие каждый рядовой крестьянин. Развитие товарных отношений в деревне, рост крестьянского накопления, нужно было, согласно кооперативному плану Ленина, использовать прежде всего для укрепления кооперации. Вот почему вопрос о кооперации стал в центре внимания XIY конференции.

Однако, для того, чтобы сделать кооперацию способной выполнить те великие задачи, которые наметил для нее Ленин и которые приобрели теперь актуальпейшее значение, требовалось, прежде всего: поднять авторитет кооперации, ликвидировать внутри ее как остатки военного коммунизма, так и извращения новой экономической политики. В резолюции о кооперации, принятой XIY конференцией, подчеркивалась необходимость поднятия самодеятельности кооперативных масс, проведения внутри-кооператив¬ной демократии, проведения в руководящие кооперативные органы деловых кандидатур от беспартийного крестьянства, беспощадной борьбы с растратами, злоупотреблениями, бюрократизмом и бесхозяйственностью.
В то же время постановления XIY конференции говорили о ликвидации политических пережитков военного коммунизма. Ликвидация этих пережитков ставила на очередь две центральных задачи: оживление Советов и укрепление революционной законности.

Оживить Советы значило сделать их центрами общественной жизни на селе, заинтересовать в них крестьянство, в частности середняцкое крестьянство, которое во многих местах было фактически оттерто от Советской власти, положить конец беззаконным лишениям избирательного права, поставить перед местными советами конкретные практические задачи, участвуя в раз¬решении которых крестьянство могло бы улучшать свое экономическое, положение, налаживать местную жизнь. Укрепить революционную законность значило поставить крестьянскую жизнь в твердые рамки, гарантировать крестьянина от всяких проявлений произвола и помпадурства, сделать органы власти строгими исполнителями законов и, наконец, дать каждому крестьянину ясное представление-о том, что он может и что не может делать при Советской власти.

Одновременно XIV
конференция постановила снизить сельскохозяйственный налог и ввести целый ряд в ого систему.

XIV конференция и рабочий класс промыщленности


Однако, крестьянский вопрос не был единственным вопросом, стоявшим в порядке дня XIV конференции. Оживление Советов, разумеется, не могло остановиться на селе. Активность рабочих масс также росла, хотя и не выливалась в нежелательные и опасные формы для Соввласти. Но в связи с этим необходимость ликвидации методов командования, приказа, мелочной опеки глубоко чувствовалась ив горсоветах, ив профсоюзах, ив рабочей кооперации. Прилив рабочих в партию продолжался довольно быстрым темпом после ХIII съезда. Росло количество ячеек и их численный состав. Продолжали усложняться формы организационной и партвоспигательне работы. Резолюция XIV конференции "o партийно-организационных вопросах» отметила целый ряд новых моментов в жизни нашей партии, всплывших на поверхность с продолжающимся ростом политической активности рабочих и партийных масс.
ХIII съезд поставил перед партией срочную задачу поднятия металлургической промышленности. XIV конференция могла констатировать огромные достижения в этой области. Продукция металлургической промышленности поднялась на целых 72% по сравнению с предыдущим годом. Целый ряд стоявших на консервации гигантов-заводов пошел в ход или намечался к пуску. Задача достижения довоенного уровня продукции впервые становилась реальной и как раз для таких отраслей промышленности, которые имели основное значение для экономики страны и которые до сих пор без-надежно отставали.


О строительстве социализма в одной стране


Нам остается сказать еще об одной важнейшей резолюции XIV Конференции, стоявшей в связи с только-что в одной стране, закончившимся перед ней расширенным пленумом Коминтерна.  Этот пленум констатировал относительную стабилизацию капитализма, отсутствие непосредственной революционной ситуации в важнейших  капиталистических странах. Еще осенью 1923 года такая ситуация имелась налицо в Германии.  Еще весной и летом 1924 года во время XIII партийного съезда и V Конгресса Коминтерна нельзя было с уверенностью сказать, что ситуация осени 1923 года не повторится в ближайшее время.

В марте — апреле 1925 года в наступившей относительной стабилизации, а также в том, что она может затянуться на целые годы, уже не было никакого сомнения. И в связи с этой стабилизацией, как бы относительна она ни была, вопрос о перспективах социалистического строительства в СССР должен был стать ребром и потребовать ясного прямого ответа, Когда


Когда совершилась Октябрьская революция, довольно широко было распространено убеждение, что Советская власть погибнет, если только на помощь к пей в ближайшее время не придет государственно-организованный западно-европейский пролетариат. Такую мысль не раз высказывал тов. Троцкий. Оп же говорил, что эпоха подлинного социалистического строительства в нашей стране начнется только тогда, когда власть в Западной Европе перейдет в руки пролетариата, что только на арене международной коммунистической  революции  получат  свое  разрешение те противоречия итересов между пролетариатом и крестьянством, которые иначе преодолеть по удастся.


Вспомним поправку т,Преображенского к резолюции VI съезда, в которой тов. Преображенский хотел изложить свою мысль о невозможности социалистического строительства в нашей стране, пока не произойдет революция в Западной Европе. Колебание некоторых руководителей партии в Октябрьские дни также было продиктовало неверием в успех строительства социализма в нашей отсталой стране.

Левые коммунисты, предлагавшие объявить Германии войну в начале 1918 года, опять-таки считали, что, если международная революция нас не спасет, мы погибнем.


Как известно, мы все-таки устояли, но были вынуждены начать новую экономическую политику, лавировать и маневрировать. НЭП означал на первых порах отступление. Долго ли мы сможем отступать? Долго ли нам удастся лавировать? И если весной 1925 года определилась относительная стабилизация' капитализма, то не означает ли она смертный приговор для Советских республик, не обрекается ли СССР, в виду задержки международной революции, на "перерождение и превращение в буржуазное государство, в то царство крестьянской ограниченности, о котором говорил В. И. Ленин в своей статье о реорганизации Рабкрина.


Короче говоря, можно или нельзя построить социализм в одной стране, в частности, в такой как наша, характеризующейся преобладанием крестьянства и находящейся в капиталистическом окружении при затяжке международной революции. Естественно, что при наличности этой затяжки, при необходимости длительной, упорной работы в крайне неблагоприятной международной обстановке, нельзя было ни в воем случае оставлять партию в состоянии неясности или неопределенности по такому решающему вопросу. На него нужно было дать тот или другой ответ.


В сущности говоря, довольно ясный ответ на этот вопрос был дан в работах В. И. Ленина, но этот ответ не был усвоен всей партией, не получил силы официального партийного документа и, самое главное, еще не получил авторитетной проверки на основании данных последних лет, уже после смерти Ленина


Еще в 1915 году во время мировой империалистической войны Ленин писал: «Неравномерность экономического и политического развития есть безусловный закон капитализма.  Отсюда следует, что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной отдельно взятой капиталистической стране.   Победивший пролетариат  этой страны, экспроприировав капиталистов и организовав у себя социалистическое производство, встал бы против остального капиталистического мира, привлекая к себе угнетенные классы других стран, поднимая в них восстание против капиталистов, выступая в случае необходимости даже с военной силой против эксплуататорских классов и их государств

Но позднее в одной яз своих последних статей, в статье «О кооперации» Ленин высказал мысль  о возможности   построить   социализм в одной стране с гораздо большей определенностью, так как имел в виду не какое-то абстрактное государство, а наш СССР. Ленин заявил, что, имея власть  и  средства.производства  в руках  рабочего класса и имея кооперацию, мы держим в своих руках все необходимое и достаточное для построения социализма.

Что может стоять на пути к такому построению? Наша экономическая и культурная отсталость. Наличие противоречий между интересами рабочего класса и основной сереряцко-бедняцкой массы крестьянства.
С экономической и культурной отсталостью Советская власть успешно боролась в течение ряда лет. Что касается до противоречий между интересами рабочих и крестьян, то Ленин категорически утверждал, в статье о Раб-крине, что в нашем общественном строе не заложено таких' непреодолимых противоречий, что при помощи умелой политики имеющиеся противоречия можно сглаживать и примирять.

Но независимо от взглядов, высказанных Лениным, что дал опыт социалистического строительства в СССР к лету 1925 года, т.-е. за 7,5 лет существования Соввласти? Элементы социализма в нашем хозяйстве, совершенно разрушенном за годы гражданской войны, развивались возрастающим темпом.Благосостояние рабочих и крестьянских масс возросло.


Такой непосредственной угрозы срыву рабоче-крестьянского блока, которая существовала в 1920 — 21 гг., давно не было. Каждый раз, когда этот блок подвергался той или другой опасности, партия своей политикой ликвидировала ее и укрепляла блок. Недовольство крестьянских масс Соввластыо, так резко сказавшееся осенью 1924 года, которое, по словам тов. Сталина, стоило бы головы другому правительству, к весне явственно разрежалось.. На международной арене рост противоречий в капиталистическом мире и накопление революционных сил давали весьма основательную надежду, что Советской власти по крайней мере в ближайшие годы удастся избежать войны в интервенции.
Исходя из всего этого, XIY конференция дала необходимый партии ясный ответ на вопрос, можно ли построить социализм в нашей стране в условиях затяжки международной революции.
Тов. Сталин в «Вопросах и ответах» так формулировал этот ответ: «Возможно ли построение социалистического хозяйства в нашей стране без предварительной победы социализма в основных странах Европы, без прямой помощи техникой и оборудованием со стороны победившего пролетариата Европы?
Да, возможно. И не только возможно, но и необходимо, но и неизбежно. Ибо мы уже строим социализм, развивая национализированную индустрию и смыкая ее с сельским хозяйством, насаждая в деревне кооперацию и включая крестьянское хозяйство в общую систему советского развития, оживляя советы и сливая государственный аппарат с миллионными массами населения, строя новую культуру и насаждая новую общественность. Нет сомнения, что трудностей на этом пути— многое-множество, что нам придется еще пережить целый ряд испытаний. Нет сомнения, что дело было бы облегчено в корне, если бы подоспела на помощь победа социализма па Западе. Но, во-первых, победа социализма на Западе «делается» пе так скоро, как этого хотелось бы нам, во-вторых, трудности эти преодолимы, и мы уже преодолеваем их, как известно...


Отрицание социалистических возможностей строительства в пашей стране есть ликвидаторство, ведущее к перерождению партии.


На конференции эта точка зрения не встретила возражений. Только на Политбюро ЦК тт. Зиновьев и Каменев оспаривали возможность построения социализма в нашей стране, ссылаясь на такое, по их мнению, непреодолимое препятствие, как наша экономическая и техническая отсталость. Само собой разумеется, конференция не закрывала глаз на то, что окончательная победа социализма в нашей стране, в смысле полной гарантии от капиталистической реставрации, наступит только с торжеством революции во всем капиталистическом мире. Однако, спор шел не об этом.


Резолюция XIV конференции о расширенном пленуме Коминтерна, содержавшая в себе пункты о строительстве социализма в нашей стране, имела историческое значение для нашей партии. Партия намечала себе ясную цель. Путь к этой цели лежал через развитие государственной (социалистической) промышленности," через развитие и кооперирование крестьянского хозяйства, через превращение середняка в нашего падежного и прочного союзника при сохранении укреплений связи партии с беднотой. Таков был путь XIV партконференции, против которого в руководящей верхушке нашей партии сразу же началась упорная борьба, сначала закулисная, но мало-по-малу превратившаяся в явную.
Но курс XIY партконференции начал намечаться еще
оппозиции  за несколько месяцев до конференции.  В частности, мероприятия по крестьянскому вопросу, окончательно санкционированные конференцией, были намечены еще на октябрьском пленуме 1924    года. Вот почему и борьба внутри руководящего ядра нашей партии вокруг мероприятий XIV конференции началась значительно раньше конференции.

Уже на январском пленуме по вопросу о снятии с Политбюро т. Троцкого наметились разногласия между тт. Зиновьевым и Каменевым, с одной стороны, и остальным Политбюро — с другой. Тт. Зиновьев и Каменев стояли за немедленное исключение из состава Политбюро т. Троцкого, остальные были за условное его оставление. Вопрос о т. Троцком не имел, конечно, самостоятельного значения. Предпринимались путем целого ряда организационных мероприятий попытки обеспечить руководство партией за меньшинством Политбюро, не разделявшим партийной линии, формулированной впоследствии на XIV конференции. В этом направлении пытались закрепить положение на пленуме ЦК. Когда это не удалось, и пленум ЦК солидаризировался с большинством Политбюро, в частности, по вопросу о тов. Троцком, меньшинство пыталось перенести организационную борьбу в Комсомол и противопоставить ЦК партии ЦК Комсомола. Когда и это не удалось, попробовали создать в Ленин¬граде второй центр Комсомола, Но и эта попытка была своевременно пресечена. Наступила XIY конференция, на которую меньшинство Политбюро не вынесло своих разногласий с большинством. Да в этом и не было смысла. Постановления конференции все равно утверждаются ЦК. ЦК, избранный XIII съездом, уже выявил свою политическую линию на январском пленуме 1925    года, Вот почему для меньшинства Политбюро (тт. Зиновьев и Каменев) было выгоднее приурочить свое выступление к XIV съезду, с тем, чтобы
оставшееся до съезда время использовать для популяризации своих взглядов среди партийных масс и на съезд притти с готовой платформой.


Работа оппозиции значительно облегчилась тем, что некоторые молодые товарищи, в частности, в журнале «Большевик» и в газете «КомсомольскаяПравда» позволили себе несколько распространительно толковать решения XIV конференции и употребили некоторые неудачные выражения, которые можно было понять так, что якобы партия отрицает кулацкую опасность и т. д. Эти непродуманные выступления, а также известная обмолвка Бухарина с лозунгом «обогащайтесь» были очень умело использованы представителями оппозиции... В «Правду» стали поступать статьи с обвинениями Бухарина и «бухарпнской школы» в явно кулацком уклоне. Тов. Зиновьев выступил с рядом речей и статей по крестьянскому вопросу, в которых он «взял под свою защиту» бедноту, всячески раздувая при этом «кулацкую опасность». В этих речах и статьях тов. Зиновьев всемерно затушевывал лозунг активного привлечения середняка на сторону Советской власти, заменяя; его, где только возможно, лозунгом нейтрализации, который признан Лениным; недостаточным еще на VIII съезде, "кооперативный план Ленина, именно исходивший из факта преобладающего положения середняка в нашей сельской экономике, тоже всеми правдами и неправдами оттирался на десятый план. У тов. Зиновьева получалось, что крестьянство в своем огромном большинстве-состоит из бедняков и кулаков. «Крестьянин как трудящийся — наш друг»,, неудачно перефразировал тов. Зиновьев Левина, а «крестьянин как продавец товаров — наш враг» Этим ставился полный знак равенства между кулаками и середняками, продающими хлеб, т.-е. огромным большинством середняков. Смешно было после такой операции говорить о кооперировании середняцких хозяйств как факторе социалистического строительства. Партии оставалось только 6paть кypc на раскулачивание, мобилизуя бедноту вокруг этого лозунга, что конечно вопиющим образом расходилось с постановлениями XIV партконференции и подразумевало полный поворот партийной политики, в деревне на все сто восемьдесят градусов.


Дискуссия о реорганизации комнезамов на Украине, происходившая в июле 1925 г., показала наличность непонимания постановлений XIV партконференции и явный бедняцкий уклон не только среди рядовых членов партии. Надежды оппозиции были этим весьма окрылены.

Платформа новой оппозиции перед съездом

С наступлением осени и с приближением съезда, оппозиция начала работать более энергичным темпом.

Тов. Зиновьев выступил в «Правде» со статьей «О философии эпохи», а тов. Каменев с докладом о политическом положении страны на пленуме МК

Гвоздем каменевского доклада явились знаменитые цифры: 14 и 61. 14% кулаков держат в своих руках 61% хлебных излишков. Это значит, что господствующей силой на селе стал уже не середняк, а кулак. У кулака хлеб. Партия должна поставить своей основной задачей в деревне борьбу с кулаком. Про середняке, ни о кооперации в докладе Л. Б. Каменева не было сказано ни слова. Принимая во внимание бедняцкий характер нашей сельской организации, нужно согласиться с тем, что лозунг борьбы с кулаком, связанный с обвинением партии в недооценке кулацкой опасности, очень породил для мобилизации рядовых членов партии в деревне против линии ЦК.


Зиновьевская статья также имела два козырных лозунга, которые могли сильно действовать на психологию рядовых партийцев, а также бес¬партийных рабочих. Мы говорим о «равенстве» и опасности «перерождения партии».


Как разъяснял тов. Зиновьев, трудящиеся массы шли сражаться и умирать в Октябрьскую революцию за равенство. Теперь партия должна приступить к осуществлению этого лозунга.


О перерождении партии тов. Зиновьев говорил очень осторожно. Он при-водил обширные цитаты из сменовеховца Устрялова, где больше всего говорилось о перерождении ЦК, приводил ошибочный и осужденный лозунг Бухарина «обогащайтесь» и ставил его в прямую связь с политикой Столыпина. Отсюда следовало, что ЦК ведет партию к перерождению и что против такой опасности должпа мобилизовать себя вся партия.


В книге Зиновьева «Ленинизм», вышедшей осенью того же 1925 года, под платформу оппозиции подводился теоретический базис.


Смешивая задачу построения социализма в одной стране с его окончательной победой, тов. Зиновьев полемизировал здесь с постановлением XIV конференции. Нэп трактовался н е как путь к социализму, а как непрерывное отступление, самое широкое отступательное движение ленинизма. Отсюда следовало, что только при отказе он нэпа можно было бы приступить к социалистическому строительству. О том, что нэп нам пришлось начать с отступления, говорил не кто другой, как Ленин. Но уже меньше чем через год после начала нэпа Ленин заявил сначала на съезде металлистов, а затем на XI съезде партии, что отступление закончено, и нам нужно приступить к перегруппировке сил. За этой перегруппировкой, как известно, последовало наше наступление на базе нэпа. Нельзя было ни в малейшей степени сравнивать состояние нашей государственной промышленности весной 1922 года и осенью 1925. Но в том-то и дело, что факт нашего наступления на базе нэпа оппозиция, начисто отрицала. Ибо она не считала пашу бесспорно восстанавливающуюся и развивающуюся государственную промышленность элементом социализма.


Рабочие на наших госпредприятиях находятся в очень тяжелом положении, неоднократно повторял т. Зиновьев на страницах «Ленинизма» (в «жалком положении» —писала Коллонтай пять лет назад в своей книге о «Рабочей оппозиции»). Это не социализм, а госкапитализм. По отношению к кулаку, обещал т. Зиновьев, придется не один раз говорить таким языком, каким говорил Ленин в 1918 году, когда он призывал к экспроприации кулачества.


Отсюда вытекала необходимость для пашей партии готовить вторую революцию. Но где гарантия, что эта революция кончится лучше, чем первая. Наша техническая и экономическая отсталость служит непреодолимым препятствием к строительству социализма в нашей стране. Однако, в результате второй революции, которая неизбежно сопровождалась бы новой гражданской войной, мы только еще более подорвем те производительные силы, которые у нас есть. Где спасение? Спасение может придти только извне, только от международной революции.


Совершенно ясно, что такая постановка вопроса означала неверие в паше социалистическое строительство, означала прямое ликвидаторство. Между тем платформа оппозиции, не делая ясных выводов из своих собственных предпосылок, толкала мысль рядовых партийцев именно в этом направлении.


Естественно, что попытка ОППОЗИЦИИ сплотить партию на такой платформе против Центрального Комитета успехом увенчаться не могла.   Не помогли даже разговоры об уравнительности и раскулачивании. В последний момент на помощь им пришлось мобилизовать еще третий козырь: «орабочения партии». Так как перед партией встает опасность перерождения, то необходимо включить в нее массу беспартийных рабочих. Один из вождей ленинградской оппозиции Саркис предлагал в течение года принять в партию несколько миллионов рабочих, т.-е. поголовно весь рабочий класс, который существует у нас. Это предложение резко расошлось со всеми большевистскими традициями относительно соотношения класса и партии. Партия есть авангард класса, ведущий класс за собой. Если партия на данной ступени политического и культурного развития рабочего класса сливается с пролетариатом, растворяется в нем, она перестает быть партией в большевистском смысле слова. Такая точка зрения заставляет вспомнить о приснопамятных заявлениях меньшевиков, что каждый стачечник должен объявить себя социал-демократом и о знаменитых ларинско-аксельродовских планах создания широкой рабочей партии. Одно время тов. Каменев в Москве пытался выкинуть еще лозунг участия рабочих в прибылях, но очень скоро вынужден был взять его обратно.

Октябрьский Пленум ЦК


Перед октябрьским пленумом ЦК вожди оппозиции поставили ребром вопрос о начале дискуссии. К этому сводилось содержание знаменитой записки четырех (Зиновьева, Каменева, Сокольникова и Крупской). Большинство ЦК категорически высказалось против дискуссии. Одновременно пленум принял тезисы тов. Молотова о работе среди бедноты, в которых содержались практические предложения об усилении экономической помощи бедноте со стороны государства и о необходимости организации крестьянской бедноты для защиты ее интересов в Советах, кооперативах и т. д. Однако, в этих тезисах перед группами бедноты ставилась задача не противопоставления себя середняку, а совместной работы с середняком против кулака. После принятия и опубликования этих тезисов всякие поводы для обвинения партии в недооценке кулацкой опасности отпали.


Вслед за тов. Бухариным на XIV конференции тезисы тов. Молотова указывали на существование в партии двух уклонов в области политики но крестьянскому вопросу: уклона в сторону недооценки кулацкой опасности и уклона в сторону недооценки середняка. Партийным организациям на местах рекомендовалось вести борьбу с обоими уклонами.


Дискуссия перед съездом

На Пленуме было достигнуто соглашение о том, чтобы.не начинать дискуссии, которой большинство ЦК искренно не хотело. Это соглашение оппозиция, однако, сочла возможным нарушить в Ленинграде, где она имела в свои рунах партийный аппарат. Вся подготовка предсъездовской губернской конференции прошла под знаком скрытой мобилизации сил против ЦК... Однако, боясь отпугнуть рядовых партийцев открытым выступлением против ЦК, оппозиция не развернула на конференции всех своих карт и предложила на конференции резолюцию одобрения политической и организационной линии ЦК.

Но произнесенные по отчету ЦК речи не оставляли никаких сомнений в подготовляемом на съезде ударе. Делегация на съезд подготовлялась из твер­дых, выдержанных сторонников оппозиции.  Вот почему происходившая одно временно с ленинградской московская губернская конференция сочла пужным дать в своей резолюции по отчету ЦК надлежащую политическую оценку начатому в Ленинграде против ЦК походу. При­близительно в то же время вспыхнула дискуссия па страницах Ленинградской п Московской «Правды».

Оппозиции удалось при помощи невероятного нажима и введения в заблуждение низов ленинградской организации подобрать почти всю деле­гацию "от ленинградской конференции на XIY съезд из своих сторонников. Однако, это была ее единственная и Пиррова победа.

На начавшуюся в Ленинграде дискуссию успел откликнуться целый ряд губернских и почти все областные конференции. Они приняли резкие резо­люции против «новой оппозиции». Делегации конференций, не успевших высказаться по существу начавшейся дискуссии, самоопределились на съезде. Когда ленинградская делегация приехала на съезд, она увидела против себя всю партию. Еще было время придти к соглашению до съезда. Большинство ЦК шло на всевозможные уступки, лишь бы только предупредить открытое выступление ленинградской делегации против съезда. Но предложения боль­шинства партии оппозицией были отклонены. Съезд начался в такой напря­женной атмосфере, какой уже не было много лет на наших партийных съездах

Отчет ЦК на XIV съезде

Политический отчет тов. Сталина почти не заключал в себе полемических элементов.   Он ограничился анализом международного и внутреннего положения страны, давши положительные ответы па все спорные вопросы.

В окружающем нас капиталистическом мире тов. Сталин отметил пять групп противоречий, обусловливающих возможность длительного существования СССР в капиталистическом окружении и мешающих враждебным нам буржуазным силам нас задушить: противоречия между буржуазией и рабочим классом, между империалистическими государствами и подвластными им колониальными и полуколониальными народами, между странами победительницами в мировой войне и странами побежденными; внутри стран победительниц, и, наконец, между капиталистическим миром и СССР. Коснувшись незадолго перед съездом закончившейся Локарнской конференции, тов. Сталин отметил совершенную бесплодность этой конференции в деле замирения Европы, подчеркнувши, что Локарнская конференция для нас может иметь значение только как новая попытка создания антисоветского блока.
Перед нашей партией тов. Сталин поставил задачу всестороннего использования этих противоречий для гарантии нашей стране мирного социалистического строительства.

Доклад отметил интенсивный рост социалистических элементов нашего хозяйства по отношению к частнокапиталистическим. К числу первых тов. Сталин безоговорочно отнес нашу государственную промышленность, которая принадлежит рабочему классу, в которой нет эксплуататоров и эксплуатируемых, как при всех видах капитализма, в том числе и при капитализме государственном. Не приходится отрицать, что внутри наших государственных предприятий так же много извращений и безобразий, как внутри нашего гос-аппарата. Не приходится поэтому считать нашу промышленность полным воплощением социализма. Но по типу своему как наш госаппарат, так и наша госпромышленность являются элементами диктатуры пролетариата и социализма, а не госкапитализма.  Наша основная задача содействовать дальнейшему росту социалистических элементов, неуклонно вести политику индустриализации страны. Здесь лежит основная, генеральная линия нашего развития.


Политика индустриализации неизбежно вытекает из задачи строительства социализма, поставленной себе партией... Ее проведение означает обеспечение экономической независимости пашей страны от окружающих буржуазных стран... Только при обеспечении этой независимости дело строительства социализма в СССР может быть поставлено на прочную почву.

Лозунг индустриализации при отсутствии больших иностранных кредитов естественно требует напряжения всех экономических сил страны и связан с преодоленном очень серьезных трудностей. Но путь индустриализации, вместе с тем, единственный путь, предохраняющий нашу страну от превращения в колонию иностранного капитала, в игрушку международного империализма, делающий ее настоящей базой и крепостью международной пролетарской революции.


Столбовую дорогу к социализму мелкого и мельчайшего крестьянского хозяйства тов. Сталин, вслед за Лениным, усматривает в кооперации.


1 Наиболее распространенными Формами госкапитализма в нашей нынешней экономике являются концессии, смешанные общества и аренда; ни то, ни другое, ни третье пока не играет сколько-нибудь значительной роли в пашей экономике, мы и сейчас заинтересованы в развитии" этих Форм, заинтересованы вообще в том, чтобы неизбежное в известных пределах при нэпе развитие капитализма направлялось в русло госкапитализма.


Переходя к вопросу о соотношении классов, тов. Сталин остановился па различных этапах отношения рабочего класса к крестьянству в ходе пашей революции:

1) со всем крестьянством против помещика:

2) с деревенской беднотой против городской и сельскойбуржуази и при нейтрализации середняка;

3) с бедняком и середняком за социалистическое строительство против кулака и против нэпмана. Ошибку оппозиция тов. Сталин усматривал в том, что она совершенно просмотрела третий этап. Далее тов. Сталин дал анализ двух уклонов, отмеченных октябрьским пленумом. Уклон в сторону недооценки кулацкой опасности не имеет в партии сторонников, если пе считать двух — трех совершенно неавторитетных литераторов. К борьбе с кулачеством партия подготовлена всей своей предыдущей историей. Второй уклон недооценки середняка имеет гораздо более прочные корни, поскольку партия школы совместной работы сотрудничества с середняком почти пе проходила. Этот уклон гораздо легче может получить псевдомарксистское и псевдоленинское обоснование. Вот почему, хотя оба уклона одинаково опасны, партии нужно сосредоточить огонь на втором уклоне. Но отношению к партии тов. Сталин ставил задачу более широкого охвата трудящихся масс, более  гибкого  руководства ими через приводные реши советских, профессиональных и прочих организаций,


Возвращаясь в конце доклада к противоречию между социалистическими в капиталистическими элементами нашего хозяйства, тов. Сталин выразил уверенность, что мы эти противоречия преодолеем собственными силами.


«Кто не верит в это дело, тот ликвидатор, тот не верит в социалистическое строительство. Конечно, чем скорее придет помощь со стороны Запада, тем лучше, тем скорее мы преодолеем эти противоречия для того, чтобы доканать частный капитал и добиться полной победы социализма у нас, построения полного социалистического общества. Но и без помощи со стороны мы унывать не станем, караул кричать не будем, своей работы не бросим (аплодисменты) и трудностей не убоимся. Кто устал, кого пугают трудности, кто теряется, пусть даст дорогу тем, кто сохранил мужество и твердость (аплодисменты).
Мы пе из тех, кого пугают трудности. На то и большевики мы, на т п получили мы ленинскую закалку, чтобы не избегать, а идти навстречу трудностям и преодолевать их».  (Голоса «правильно», аплодисменты.)

Линия Оппозиции


После доклада тт. Сталина и Молотова, обрисовавшего, организационную работу ЦК, оппозиция потребовала себе содоклада. Примеров подобного содоклада в нашей партии не было со времени Лондонского съезда,  когда, помимо официального меньшевистского докладчика ЦК, был еще содокладчик от большевиков. Однако, оппозиция не останавливалась перед таким вопиющим нарушением большевистских традиций. Чего добивалась на съезде оппозиция? Никаких серьезных деловых практических предложений она не выдвинула. По вопросу о нэпе а госкапитализме оппозиция не решилась утверждать до конца, что нэп есть сплошное отступление, и что наша промышленность госкапиталистическая. Только тов. Сокольников отстаивал последнее положение без всяких оговорок. О кулацкой опасности говорилось очень много, но никаких выводов из раз говоров не было сделано. Из всех орудий обстреливалась новая школа, «ревизующая ленинизм?, под руководством тов. Бухарина, Орако, никаких доказательств ревизии, кроме статьи Богушевского и двух — трех неудачных мест в статьях Слепкова и Стецкого, не было приведено. Сокольников продолжал отстаивать свою теорию аграризацни и дауэсизации страны, которая совершенно не вязалась со всеми криками о чистоте пролетарской линии. Вкратце точка зрения Сокольникова сводилась к тому, что так как у нас средств на развитие крупной промышленности все равно нет и извпе мы их не получим, все наше внимание должно быть обращено на развитие сельского хозяйства и па экспорт сельскохозяйственных продуктов. А промышленные товары и оборудование нужно ввозить из-за границы. То, что предлагал тов. Сокольников, несмотря на все его оговорки, и против чего не возражал ни один из его единомышленников по оппозиции, сводилось, таким образом, к превращению нашей страны в, аграрную колонию мирового империализма.

Новая оппозиция 1925 года, по примеру своей предшественницы 1923 года, объединила довольно разнородные элементы, и тов. Сокольников нашел себе место в ее рядах...

Бросалось в глаза еще одно сходство с оппозицией 1923 г. И там, и здесь атака против ЦК шла под флагом демократии и под лозунгом организационных гарантий. Но выразителям крайних тенденций военного коммунизма, демократическая тога в 1923 году была так же мало к лицу, как и продолжателям их дела, в 1925 году. От этого, впрочем, смелость последних не уменьшалась ни на йоту. Тов. Зиновьев дошел даже до того, что потребовал амнистии всем прошлым оппозиционным группировкам.


Нельзя пройти мимо еще одной излюбленной темы ораторов оппозиции на съезде. Все они требовали превращения секретариата в технический аппарат, ломки существующих органов ЦК. Разумеется, эти организационные «реформы» диктовались политическими соображениями. Одобрив политическую линию ЦК, съезд естественно должен был отклонить организационные требования оппозиции.
Прения по докладу ЦК продолжались с педелю. После X съезда, происходившего под гром кронштадтских пушек, такого времени у пас обычно хватало для исчерпания порядка дня всего съезда

Резолюция по отчету ЦК

Однако, оппозиции показалось мало и содоклада. После содоклада и прении оппозиция, по примеру рабочей оппозиции на X съезде, голосовала против резо-л ю пни по отчет у ЦК (резолюция была  принята  559  голосами против 65). Резолюция поручает ЦК в области международных отношений:


а)    Укреплять всемерно союз пролетариата СССР, как базы мировой революции, с западно-европейским пролетариатом и угнетенными народами, держа курс на развитие и победу международной пролетарской
революции.


б)    Вести политику мира, которая должна стоять в центре нашей внешней политики правительства, и определять все его основные выступления.


в)    Вести экономическое строительство под таким углом зрения,чтобы СССР из страны, ввозящей машины и оборудования, превратить в страну, производящую машины и оборудования, чтобы, таким образом.
СССР в обстановке капиталистического окружения отнюдь не мог превратиться в экономический придаток капиталистического мирового хозяйства, а представлял бы собой самостоятельную экономическую единицу,строящуюся по социалистически и способную, благодаря своему экономическому росту, служить могучим средством революционизирования рабочих всех стран и угнетенных народов колоний и полуколоний.


г)    Готовить по возможности экономические резервы, могущие обеспечить страну от всяких случайностей как на внутреннем, так и на внешнем рынках.


д)    Принимать все меры к увеличению обороноспособности страны и усилению мощи Красной армии и Красного флота морского и воздушного.


Директивная часть резолюции съезда в области внутренней политики предлагает ЦК:


а) Во главу угла поставить задачу всемерного обеспечения победы социалистических хозяйственных форм над частным капиталом, укрепление монополии внешней торговли, рост социалистической госпромышлепности и вовлечение под ее руководство и при помощи кооперации все большей  массы  крестьянских  хозяйств  в  русло  социалистического строительства.


б)    Обеспечить за СССР экономическую самостоятельность, оберегающую СССР от превращения его в придаток капиталистического мирового хозяйства, для чего держать курс на индустриализацию страны, развитие производства, средств производства и образование резервов для экономического маневрирования.


в)    Основываясь на решениях XIV партконференции, всемерно способствовать росту производства и товарооборота в стране.


г)    Использовать все ресурсы, соблюдать строжайшую экономию в расходовании государственных средств, увеличить скорость оборота госпромышленности, торговли, кооперации для повышения темпа социалистического накопления.


д)    Развертывать нашу социалистическую промышленность на основе повышенного технического уровня, однако, в строгом соответствии как с емкостью рынка, так и с финансовыми возможностями государства.


е)    Всемерно содействовать местной советской промышленности (район, округ, губерния, область, республика), всячески стимулируя местную инициативу в деле организации этой промышленности, рассчитанной на удовлетворение разнообразнейших потребностей населения вообще, крестьянства в особенности.


ж)    Поддерживать и толкать вперед развитие сельского хозяйства по линии повышения земледельческой культуры, развития технических культур, повышения техники земледелия (тракторизация), индустриализации сельского хозяйства, упорядочения дела землеустройства и все-
мерной поддержки различных форм коллективизации сельского хозяйства.


Съезд считает, что одним из необходимых условий для решения этих задач является борьба с неверием в дело строительства социализма в пашей стране, с попытками рассматривать паши предприятия последовательно-социалистического типа, как предприятия некапиталистические. Такие течения, делая невозможным сознательное отношение масс к строительству социализма вообще и социалистической промышленности в частности, способны лишь затормозить рост социалистических элементов хозяйства и облегчить борьбу с ними со стороны частного капитала. Съезд поэтому считает необходимым широкую просветительную работу для преодоления этих извращений ленинизма.

Постановления   XIV съезда

По отчету ЦКК: съезд полностью одобрил, занятую   позицию  в  вопросе  о  сохранении единства партии и поддержке ленинской линии ЦК.


По отчету представительства ВКП(б) в Коминтерне: съезд поручил делегации продолжать борьбу как против правых, так и против ультра-левых уклонов, усилить борьбу за профсоюзы и их единство и завоевание широких масс беспартийных и социал-демократических рабочих, а также добиться усиления аппарата Коминтерпа, проводя при этом линию возрастающего влияния иностранных партий в руководстве Коминтерном.


Принятые съездом тезисы о работе профсоюзов развивают тезисы XI съезда под углом зрения необходимости расширения профсоюзной демократии и самодеятельности масс и охвата работой профсоюзов новых кадров рабочих,  приходящих из деревни.


Тезисы о работе Комсомола отмечают дальнейшие достижения в этой работе после XIII съезда. За это время комсомольская организация выросла почти в 3 раза и с 600 тысяч членов дошла д о 1633 тыс. Пионерская организация также выросла с 200 тыс. до 1,5 мин, Д о 50°/в рабочей молодежи вошло в состав Комсомола. По вопросу о приеме крестьян в союзе до съезда происходили трения.

Ленинградская организация, возглавлявшаяся оппозицией, высказывалась против приема середняцкой молодежи, которая должна была составлять особую делегатскую организацию вне рамок союза. Съезд высказался за прием" бедняцкой и середняцкой молодежи. В качестве главных задач работы, принятые съездом тезисы отмечают укрепление организации, борьбу с упадочными настроениями, упорядочение быта молодежи, установление правильных форм взанмоотношепий союза и партий и, наконец, широкое вовлечение молодежи в хозяйственное строительство и улучшение ее материального положения.
Исходя из необходимости приноровления партийной-структуры к образовавшемуся и уже существующему несколько лет Союзу Социалистических Советских Республик, съезд принял постановление о пере-именовании РКП(б) во Всесоюзную Коммунистическую партию б-ков, не создавая особой партии для РСФСР и сохраняя старых названия национальных компартий (Украины, Белоруссии, Грузии и т. д.).
Съезд избрал новый ЦК в количестве 63 членов и 43 кандидатов. В число членов ЦК вошли Андреев, Антипов, Артюхина, Бадаев, Бауман, Бубнов, Бухарин, Ворошилов, Дзержинский, Догадов, Евдокимов, Жуков, Зеленский, Зиновьев, Кабаков, Каганович, Калинин, Каменев, Квирипг, Киркиж, Киров, Колотилов, Комаров, Косиор, Котов, Красин, Кржижановский, Кубяк, Куликов, Лепсе, Лобов, Мануильский, Медведев, А., Микоян, Михайлов, Молотов, Орджаникидзе, Петровский, Пятаков, Радченко, Раковский, Рудзутак, Рухимович, Рыков, Смилга, Смирнов, А. П., Сокольников, Сталин, Степанов-Скворцов, Сулимов, Толоконцев, Томский, Троцкий, Угланов, Уханов, Цюрупа, Чичерин, Чубарь, Чудов, Шварц, Шверник и Шмидт. В кандидаты. ЦК были избраны Орахела-швили, Марков, Мусабеков, Киселев, Урываев, Эйхе, Рындин, Румянцев. Икрамов, Уншлихт, Стрпевский, Сырцов, Косиор, И., Иванов, Гей, Любимов, Постышев, Голощекин, Носов, Угаров, Криницкий, Жданов, Матвеев, Ломи-надзе, Калыгина, Клименко, Гамарник, Лукашин, Скрыпппк, Кондратьев, Чаплин, Кадацкий, Москвин, Семенов, Авдеев, Варейкис, Мельничанский, Осинский, Каминский, Ломов, Николаева, Лашевич, Серебровский.

На XIV съезде по данным мандатной комиссии было представлено 643 тысячи членов партии и 445 тыс. кандидатов. Таким образом, партия перевалила за миллион. И вместе с численным ростом грандиозно выросли ее задачи.


XIV съезд в истории пашей партии имеет громадное значение. Он не уступал X, наметившему переход на новый экономический путь. XIV съез'д наметил задачи нашей партии не на несколько месяцев, не на один год, а на целую эпоху вперед.

Обновлено 26.11.2012 06:21  

На развитие сайта


Реставрация капитализма в СССР

 

Это наверное первый наиболее полный и комплексный анализ причин приведших к катастрофе СССР в 1991 году.

Автор - заслуженный ветеран европейского рабочего и коммунистического движения, известный германский ученый и антифашист.

Данный труд написан простым и доступным языком, отлично переведен на русский и лишен излишнего академизма, а также сложных и ненужных языковых построений.

Сам Вилли Диккут прекрасно говорил по-русски. Он также не из книг был знаком с жизнью в СССР, где трудился на уральских заводах еще в 20-30 годы, где у него осталась первая семья и множество друзей.

Он учит:

..."ХХ Съезд КПСС обозначил приход к власти мелкобуржуазной переродившейся бюрократии, которая незаметно смогла развиться в партийном, государственном и экономическом аппаратах СССР. Это было наиболее значительным поражением, которое революционное рабочее движение испытало за последнее столетие"...

 

В целом данный серьезный теоретический труд читается легко и приятно, что называется "на одном дыхании".

И если Вы интересуетесь политикой книга "Реставрация капитализма в СССР" будет Вам просто необходима, как для саморазвития, так и для участия в спорах и дискуссиях по тем или иным актуальным современным вопросам

 

Цена на книгу Вилли Диккута «Реставрация капитализма в СССР» 150 руб + стоимость доставки по почте (около 50 рублей)

Способ оплаты - электронные деньги или почтовый перевод

Заказы посылайте на 5425421@gmail.com

Издательство: Слово, Победа (2004)

ISBN: 5-221-00007-7

Объём: 500 стр.

Формат: 84x108/32